HunTeR_IzV

Встреча на Рождество

(Возвращение Черного?)

Н

ачался январь. Новый год вопреки ожиданиям всех жителей небольшого северного городка не принес тепла. По-прежнему мороз «жарил» под -40, и народ, нехотя изредка бегал в ближайшие магазины: кто за минералкой, кто за коньяком да водкой, а кто просто хлебушка прикупить. Рабочие дни еще не начались, и добрая половина страны старалась выбраться из состояния небытия. Злая же – предпочитала не задумываться о грядущей работе и продолжала отмечать.

И жил в этом городке один молодой парнишка, возрастом зеленый, можно сказать, но немало уважаемый друзьями, всеми знакомыми и даже недругами. Было ему 20 с хвостиком. И за эти годы била его жизнь то прутьями, то ключом на 72. Успел познать он с детства её, не знающую ни правил, ни справедливости. Но помнил он слова родителей тринадцатилетней давности о том, что в любой ситуации нужно оставаться человеком. Эти слова и не дали ему пропасть.

Собственно, в его памяти остались только лица родителей, тепло матери и почему-то запах бензина старушки-Нивы, на которой отец катал их с матерью летом на два озера-близнеца, стоявших друг от друга метрах в ста, окруженных лишь соснами, а земля устлана почти белым мхом. Возил отец семью туда периодически. С мангалом, удочками, да ружьем. Последняя картина в памяти нашего героя, связанная с родителями, была страшной… Каждый день он пытался забыть, как они с отцом возвращались из леса в тот злополучный день, чтобы поесть ухи, которую уже должна была приготовить его мать… Но уха варилась, а матери не было. Отец наказал ждать в машине и ушел... Потом выстрелы… В общем, остался он тогда один… Не помня себя, ребенок выехал из леса (отец научил его неплохо справляться с машиной). Одно только знал, что не было найдено никаких следов. Кроме протекторов какого-то джипа, явно не русского происхождения.

– Поехали, родная! Я у твоего подъезда.
– Уже собралась. Минуток пять всего осталось! Ну максимум – десять!
Хорошо, жду.
Он нажал на кнопку отбоя и включил радио. Передавали поздравления с Рождеством. «БК-36» показывал температуру за бортом -30. Хотя явно было не теплее -40. В очередной раз подумалось о том, что питерские разрабы маршрутников могли бы использовать и более адаптированные для России датчики. Но Нивка справлялась с погодными условиями. И даже штатная печка хоть и не без шума, но нагоняла в салон приемлемую t. Снова взвесив «ЗА» (друг детства позвал в гости) и «ПРОТИВ» (хреновая погодка и поездка в соседний городок), выбор был сделан за «ЗА». Его раздумья были нарушены ударом закрывшей двери.
– Привет, любимый!
– Привет, котенок! Ты вещи теплые взяла?
– Уже на мне. Я уже привыкла к климат-контролю твоей машины.
– Ну-ну, - произнес он с ухмылкой, срывая своего коня во все четыре копыта.

Через 20 минут Нива везла двух молодых влюбленных по зимнику, проходящему сквозь лесотундру.
– Милый, ты не слышал историю о Черном Нивоводе? Мне тут в одноглазники ссылка пришла от незнакомца на какой-то нивский форум, где есть эта легенда. Брррр… ужастик!
Она и вправду поежилась, вспомнив про изнасилованную девушку, про машину то ли с водителем, то ли без, про пропавших без вести. И невольно ей в голову стали лезть дурные мысли.
Тут навстречу на горизонте появился какой-то ч(?)удак с одной включенной фарой и дальним светом. Сколько наш герой не моргал встречке, та его слепила. Когда стало невмоготу ехать, он почти остановился. Дальше в салоне не слышно было даже печки! Ее шум был заглушен смехом водителя и его пассажирки!
– Дааааа…. Насмешили же мы машиниста поезда!
– Скорее всего, он привыкший .

Она продолжала смеяться; он же насторожился. Сразу за поездом появились две автомобильные фары. Машина явно ехала по рельсам! Поравнявшись с молодой парочкой, она остановилась, но выходить из нее никто не спешил. Девушка уже перестала смеяться. Он же сразу узнал в стоявшем авто на ж.д. полотне Ниву. Внутри салона угадывались очертания мужчины и женщины. Наш герой посигналил. В ответ прозвучал протяжный долгий сигнал, как будто в сотне-другой метров, хотя до железной дороги было всего метров 5-10. Затем та Нива тронулась и, неестественно резко ускорившись, исчезла.

В машине стало жутко холодно. То ли от страха, то ли на самом деле похолодало – не разобрать.

Немало переживший парнишка дал газу. Пробовал успокоить любимую, нес ей какую-то ерунду. Хотел ей улыбнуться, но вышел оскал. Мурашки стали покидать его спину, когда он завидел огоньки города, в который они ехали. Собственно, они доехали. Отметили с другом Рождество. И на следующий день выехали домой. Но вот в своем городе ни его самого, ни его возлюбленной так никто и не дождался…

А через неделю в местное УВД принесли найденный сотовый телефон, принадлежавший тому парню. Включив его, сотрудники в погонах увидели СМС: «Теперь этот лес твой… сынок».


На Ваше обозрение представила Leona