Когда я начал писать эту историю, я думал, что это будет история об одном парне, которого я очень хорошо знаю. Но потом, прокрутив все моменты, которые я хочу описать, понял, что здесь еще жизни других людей. Это все - реальная жизнь реальных людей. Никаких художественных обработок для усиления эффекта, никаких собирательных образов, - все это настоящие, реально существующие или, к сожалению, реально существовавшие люди. Единственное изменение, которое я себе позволил из этических соображений - это изменить имена и фамилии, а также место работы этих людей. Я не хотел дробить рассказ, но вижу, что он получается очень большим.

igor2121

Любовь жестока...

Часть 1

Илья был не совсем обычным парнем. По крайней мере, так считали многие его знакомые, хотя сам он о себе был довольно скромного мнения. Обычный, тихий, скромный, но в то же время всегда готовый прийти на помощь. Впрочем, иногда скромность немного прикрывалась, и тогда люди видели веселого, жизнерадостного человека, отпускающего безобидные шутки в адрес коллег, но никогда не выходящего за рамки дозволенного.

Одно смущало некоторых людей. Человеку уже 22 года, а он даже и не думал познакомиться с какой-нибудь девушкой. Даже когда учился в училище и был одним парнем в группе, и нравился многим девушкам, никогда дело дальше дружеских отношений и помощи в чем-либо не доходило. После училища волею судьбы он снова попал на работу в коллектив, в котором были одни женщины. Правда, тут речь о каких-то более чем дружеских отношениях и вовсе не велась — женщины годились ему в матери. Причина же отторжения женского пола была простой и страшной одновременно...

...После армии Илья уже на второй или третий день пошел восстанавливаться в училище, потому как отсрочку на время учебы ему не дали. Наверное, он был единственным, кто после двух лет отсутствия в родном городе не ушел на месяц в запой и гулянье. В училище его уже ждали, можно сказать, с распростертыми объятиями, простили несколько зачетов и пропущенный экзамен, и уже на следующий день он приступил к занятиям. Однако 2 года — срок немалый. Ведь интересно, что изменилось в городе, поэтому Илья после учебы не торопился домой. Бродил до самого вечера по улицам и не мог надышаться воздухом свободы, которого так порой не хватало в армии.

Однажды он совсем поздно возвращался домой. Уже темнело, фонари по русской традиции горели через один. Проходя мимо остановки автобуса, он увидел одиноко стоящую девушку. Она стояла, видимо, уже давно и порядком замерзла, а автобуса ждать, похоже, было уже бессмысленно — иногда последнего рейса просто не было. Он подошел к ней.
- Далеко живешь? Неожиданно для самого себя спросил он.
Девушка испуганно посмотрела на него, потом по сторонам, в поиске защиты от возможного нападения.
- Ну, что я, такой уж страшный? Если недалеко, пойдем, провожу. Автобуса ты, все равно, не дождешься, а я взамен ничего не попрошу. Или что, веры в бескорыстную мужскую помощь в мире уже не осталось?

Она наконец улыбнулась и они пошли по заснеженной темной улице. Девушка действительно жила не очень далеко — три остановки и легко бы дошла сама, если бы не страх перед темными улицами. Всю дорогу они молчали. Илья отвык за два года от нормального общения вообще, а уж с девушками и подавно. Наконец они подошли к ее подъезду.
- Ну, вот здесь я и живу. На пятом этаже. - Она немного замялась, понимая, что нужно как-то отблагодарить попутчика. - Может, зайдешь? Чаю попьем. Родители мои уже волнуются, наверное...
Илья улыбнулся.
- Тебя как звать-то?
- Света. - девушка вдруг покраснела.
- Извини, Свет, но у меня тоже родители, и они тоже волнуются, а мне еще до дому почти час топать. Ну, до свидания! - он развернулся и быстрым шагом пошел по улице.
- Спасибо!!! - Света крикнула ему вдогонку, Илья обернулся, помахал ей рукой и, улыбающийся, пошел дальше.

На следующий день он сам не заметил, как пришел на ту самую остановку. Как это ни странно, но в этот момент с другой стороны сюда шла Света. Они подошли друг у другу.
- Ну что, прогуляемся? - Илья вдруг почувствовал себя выше, сильнее... Странное чувство, которого он раньше никогда не испытывал.
- Почему бы и нет? - Света подала ему руку...

Уже два месяца они встречались на этой самой остановке, брались за руки и гуляли по городу. К сожалению, тогда, в конце девяностых, в их городке не было подходящих мест, куда можно было пригласить девушку — кинотеатры крутили древние, постоянно рвущиеся пленки, небольшие барчики в подвалах удовлетворяли разве что подозрительных личностей с красными лицами. Илья со Светой просто гуляли по городу, рассказывали друг другу разные истории, им просто было хорошо вместе и ничего больше было не нужно. Они даже родителям ничего не говорили — а зачем? Их родители привыкли, что дети уже достаточно взрослые, приходят с учебы поздно, поэтому допросов не делали. Родители верили в своих детей и Илья со Светой эту веру только укрепляли.

Но однажды Илья пришел на остановку, но Светы там не оказалось. Странно... Он подождал, потом, решив, что у нее, видимо, серьезные дела, пошел домой. Однако и на следующий день он ее не встретил. Когда же это повторилось и через следующий день, какое-то смутное беспокойство овладело им, и он быстрым шагом направился к ее дому.

Еще издалека он увидел большую толпу народа. Подойдя ближе, он вдруг с замиранием сердца остановился — у двери подъезда стояла красная крышка гроба. Он, ослепленный догадкой, но не верящий в нее, продрался сквозь толпу по лестнице, влетел на пятый этаж, в открытую дверь квартиры...

Света... лежала как живая, казалось, что она просто спит. Рядом стояли, видимо, ее родители, это он понял сразу, хотя раньше их не видел, и родственники. Мать с заплаканными глазами казалось молодой, но сквозь черный платок уже пробивались седые волосы. Отец, с трудом сдерживающий горе, придерживал ее. У Ильи не хватило сил подойти к ним. Он стоял и смотрел на Свету. Наконец, глухо спросил у стоящего рядом мужчины:
- Что случилось?
- Возвращалась домой, на третьем этаже на лестничной клетке двое уродов поймали ее и пытались вколоть какую-то дрянь. Или доза оказалась велика для нее, или воздух попал в вену... Нашли уже мертвой.
Илья сжал зубы.
- Я их найду! Убью!

Он вышел из подъезда и быстро пошел по улице. Куда идти? К кому? Что теперь делать? Он ведь всегда провожал ее только до подъезда! Почему он не почувствовал, что она в беде?! Почему?! Он упал на скамейку и обхватил голову раками. Откуда-то издалека доносились звуки похоронного марша. Он вдруг понял, что в эту минуту должен быть рядом. Вскочил и понесся в обратном направлении. Не добежав совсем немного, ему путь перегородила «Волга» и из нее выскочили люди в погонах.
- Стой! Куда бежишь? - Старший лейтенант крепко схватил Илью за руку. - Откуда, куда торопимся?
Илью вдруг прорвало:
- Ты кого хватаешь, урод! Ты не тех хватаешь! Девчонке 18 лет было, ее какие-то ублюдки убили — ты где был в это время! Радуйся! Вон слышишь, похоронка поет? Поехали! Оформишь меня как нарушителя порядка! Скотина!
Старший лейтенант побледнел.
- А ну-ка садись в машину, поехали.

Илья уже не мог сопротивляться. Он сел на заднее сидение, рядом сел старлей, водитель завел мотор и «Волга» покатилась по дороге. Илья невидящим взглядом скользил по мелькавшим домам, людям, придорожным кустам... кустам? В городе? Илья очнулся. Машина подъезжала к городскому кладбищу. Старший лейтенант открыл дверь:
- Выходи. Пойдем, я поработаю немного...

Илья подошел к свежевырытой могилке. Он не слышал, как прощались со Светой люди, не слышал, как стучат молотки, забивающие гвозди в крышку, И только сжал кулаки до хруста в костях, когда опускали гроб. К нему подошел старлей.
- Ты где живешь? Поехали, подвезу. Тебе в таком состоянии нельзя по городу ходить, еще под машину попадешь. Потом уже твои родители снова будут нас упрекать, где мы были в это время.
- Извини, погорячился.
- Да ладно, не ты первый. Я в уголовном розыске работаю. Мы их найдем.
Илья вскинул голову и уставился на старшего лейтенанта.
- Ну, чего смотришь? Родителей я пока тревожить не стал — не до заявлений им. А вот искать прямо сейчас начну. У меня у самого дочь еще в школу ходит. Не дай Бог, ты еще этих найдешь, с тебя, я вижу, станется. Они хоть и уроды, но для суда в этом случае ты будешь убийцей, или в лучшем случае нанесшим увечья, а они жертвами. Девушку не вернешь все равно, а вот родителям твоим ох как тяжко будет тебя за решеткой видеть. Ну, успокоился немного? Поехали, тебе на сегодня хватит... А может, и на всю оставшуюся жизнь...

Старший лейтенант сдержал слово. Илья видел этих людей. И не верил глазам: вроде нормальные парни, зачем они это сделали? Но вели себя достаточно нагло, видимо, надеясь на какую-то мохнатую руку. Придя в кабинет следователя, Илья посмотрел на этих парней, они перехватили его взгляд, и вдруг осеклись, стали прятать глаза. Следователь спросил Илью:
- Может, оставить вас наедине? Это вообще-то нельзя, но меня один человек попросил. В случае чего — у нас врач есть недалеко...
После этих слов двое подонков вжались в стулья и испуганно посмотрели на следователя.
Илья мрачно ответил:
- Спасибо. Мне достаточно того, что с ними на зоне сделают. - Он вышел из кабинета.

Судили этих двоих не за убийство — без свидетелей и вещьдоков для суда смерть девушки была бы все равно смертью наркоманки от передозировки. Но вот за хранение и распространение наркотиков, да плюс откуда-то взявшемся деле о попытке изнасилования двух женщин им дали серьезные сроки. Когда Илья вышел из здания суда, его догнал тот самый старший лейтенант:
- Ну что, доволен?
- Да как сказать. Свете от этого не легче. И мне тоже. Говорят, время лечит... Спасибо... Кстати, как тебя зовут-то?
- Алексей. Вовремя ты спросил.
- Мда, уж... Кстати, откуда еще изнасилование взялось?
- Оттуда! Как тебе сказать... Изнасилования как такого не было, так, домогательства разные. Но суд расценил их как попытку изнасилования. Просто на зоне насильников как-то не очень...
- Вон оно что... Спасибо, Лёш.

Они пожали друг другу руки, и Илья зашагал в сторону училища. Он пропустил уже много занятий. Впереди еще почти полтора года учебы в группе, где были одни девушки. Но он уже знал, что ни одна из них не будет такой, какой была Света. Какой? Он сам не знал — это ведь не машина, чтобы описывать ее достоинства и недостатки. И с тех пор он не позволял ни одной девушке проявлять к нему чувства, отвечая мягким отказом. Как-то ему удавалось это сделать так, чтобы не наносить им душевных травм. Так было в училище, так было в первый год его работы. Пока на работе не началась другая история...

Часть 2

Как уже говорилось, Илья работал в чисто женском коллективе. У него был свой лабораторный кабинет с грудой аппаратуры, где он занимался изготовление рекламных роликов, полиграфической продукции, ксерокопированием и прочим. Женщины любили его за безотказность и доброту – очень многие просьбы не были связаны с должностными обязанностями – врезать замок в дверь, отремонтировать розетку и прочее. Илья не отказывал.

Однажды в их коллективе перед самым отпуском появилась работница одного из филиалов их заведения, Мария Ивановна, – активная, работоспособная и достаточно умная женщина. Группа человек собиралась в многодневный поход и Мария Ивановна попросила Илью запечатлеть это на видео. Илья согласился, тем более, что сам любил подобные мероприятия, а в тех местах, куда собиралась группа, он еще не был. Группа оказалась достаточно веселой, дни пролетели незаметно, Илья все походные подвиги запечатлел на пленку. По возвращении домой Мария Ивановна вдруг заговорила с Ильей на, как ему показалось, странную тему:
- Слушай, у меня есть знакомая девушка, такая хорошая, умница, почти твоя ровесница...
- Так, это что за намеки? - Илья даже не дал окончить фразу.
- Да нет, ничего... - сразу осеклась Мария Ивановна и больше к этому вопросу до самого конца поездки не возвращалась.

После окончания похода Илья смонтировал хороший фильм, который был встречен на "Ура". К начатому разговору Мария Ивановна вернуться так и не решилась – видимо, ответ Ильи был действительно довольно грубым.

Закончился отпуск, начинались рабочие будни. Женский коллектив пополнился двумя молодыми женщинами. Обе они были ненамного старше Ильи и довольно быстро с ним сдружились. Вообще, этому коллективу было свойственно дружеское отношение друг к другу, что, согласитесь, редко встретишь в женском коллективе.

Одна из молодых женщин, Олеся, была в разводе, с ней остался маленький ребенок. Ей удалось каким-то образом найти комнату в общежитии, и коллеги всем коллективом помогали ее отремонтировать. На Илье была вполне мужская работа – повесить люстры, перенести розетки и многое другое, что, в общем-то, может сделать женщина, но у мужчины это все равно получится быстрее и, зачастую, лучше.

Однажды Олеся подошла к Илье с просьбой повесить ковер на стену. Он по простоте душевной согласился. На обеде они пошли к ней в общежитие, где Илья, поломав пару сверел по бетону, все-таки повесил этот ковер на панельную стену.
- Спасибо, Илья. - Олеся улыбнулась. - Ну, пойдем на работу?
- Пойдем. - Илья странно посмотрел на нее. - А нам еще куда-то нужно?

Они вернулись на свои рабочие места. Илья, собственно, и забыл об этой услуге – как обычно, он считал, что не сделал ничего особенного – ну, помог девушке, ну и что с того? Однако вскоре Олеся попросила починить кран в ванной – он и это сделал. Как обычно – ничего особенного, ничего взамен не попросив, сказав простое: "До свидания!". Потом появились еще мелкие просьбы по работе, но он выполнял и их, не придавая этому большого значения – он помогал всем. Тем более что Олеся – одинокая женщина, ей грех не помочь.

Так прошла осень. Наступила зима. В первых днях декабря Мария Ивановна подошла к Илье, чтобы откопировать какие-то документы. Пока работал копир, Мария Ивановна вытащила из сумочки фотографию девушки и показала Илье:
- Ну, как тебе эта девушка?
Илья равнодушно пожал плечами:
- Симпатичная.
Мария Ивановна вновь смутилась:
- Ну, не нравится, и не нравится! - и спрятала фотографию обратно в сумку...

Где-то в середине декабря Мария Ивановна вновь подошла к Илье и попросила его приехать с видеокамерой на свадьбу ее хорошей знакомой. Илья, как обычно, согласился.Правда, приехав на свадьбу, он был немного удивлен тому что, оказывается, там уже был один видеооператор, правда, с любительской камерой, но, по-видимому, тоже приглашенный. Но рассуждать было некогда – раз его пригласили, значит, так надо и Илья расчехлил свою камеру.

Свадьба пела и плясала, когда Мария Ивановна вдруг подвела к Илье ту девушку, которая была на фотографии.
- Вот. Знакомьтесь! Это Илья, это Наташа. Все, мне пора – новый конкурс объявлять нужно...

Наташа робко стояла рядом с Ильей, не зная, что сказать. Илья тоже не мог понять, что делать. Вообще то его пригласили на видеосъемку, а не на смотрины, но бросить девушку было бы по меньшей мере невежливо.
- Ну, а ты тут в каком статусе? - Илья наконец решил начать разговор.
- Я свидетельница невесты.
-А, вон что... Ну, Мария Ивановна...
- А я про тебя давно знаю – мне Мария Иванова рассказывала. И газету показывала с твоей фотографией...
Они еще достаточно долго говорили ни о чем, потом Илья спохватился:
- Ой, Наташ, извини, мне ведь работать надо! - Он улыбнулся ей, включил камеру и вошел в толпу гостей. Наташа вернулась на свое место возле невесты.

Через какое-то время Мария Ивановна вновь свела их вместе, и они снова завели какой-то разговор. К ним подошла женщина:
- Ой, вы Наташин муж?
Илья оторопел:
- Нет!
- Ой, жаль! Вы такая хорошая пара! Ну, ничего – есть такая примета – кто познакомился на свадьбе – тому скоро жениться. Желаю удачи! - И женщина вернулась к гостям.

Наташа покраснела и опустила глаза. Илья тоже не знал, что ответить. Да уж, умеют русские люди и ободрить, и вежливо намекнуть!

Когда дело близилось к концу и снимать ничего, кроме порядком выпивших гостей уже было нечего, Илья засобирался домой. Мария Ивановна, увидев, что он собирает вещи, подбежала к Наташе:
- Иди, проводи его!
- А... с чего я буду его провожать? Мы же с ним совсем чуть-чуть поговорили...
- Ты со своей скромностью! Пошли вместе!
И Мария Ивановна чуть ли не за руку подвела Наташу к уже одевшемуся Илье:
- Ну что, прощаться будем?
- Ну... до свидания. - Илья не знал, что сказать еще. Наверное, нужно что-то сказать Наташе, только что именно? - До встречи...

Близился Новый год. Коллеги Ильи готовились к корпоративной вечеринке. Буквально за два дня к Илье вновь подошла Мария Ивановна.
- Слушай, я договорилась с Наташей, она тебя ждет на празднование Нового года. Она тебе еще позвонит. Тебе же все равно Новый год не с кем встречать?
Илья пожал плечами.
- А, собственно... С чего мы этот праздник должны встречать вместе? Мы виделись-то один раз.
- В общем, Наташа позвонит, там сами решите. - И Мария Ивановна вышла из кабинета.

Илья задумался. Вроде бы и неплохая Наташа девушка, но встречать Новый год? Для него это был семейный праздник, на который приглашаются самые близкие, самые старые друзья, а тут человек, с которым обмолвился буквально несколькими фразами... Пожалуй, нет... Или дождаться звонка? С такими мыслями Илья возвращался домой. Наступил вечер, но телефон молчал. Не зазвонил он и на следующий день, и на следующее утро. Илья уже и забыл про это, посчитав, что Наташа постеснялась. Ее номера он не знал – она должна была позвонить с маминого места работы. Понятия "сотовая связь" тогда не существовало. Да и знай он ее номер, наверное, не позвонил бы по вполне понятным причинам, описанным в самом начале...

На следующий день, 30 декабря, в их конторе коллектив праздновал Новый год. В самом начале рабочего дня к Илье подошла Олеся и протянула небольшой яркий пакетик.
- Это тебе. Спасибо за помощь. С Новым годом!
- Спасибо, Олесь... - Илья встал со стула. Неожиданно для самого себя он поцеловал Олесю в щечку. Она улыбнулась и вышла из кабинета.

После обеда началось "народное гуляние". Илье быстро надоел шумный женский коллектив, да и вообще, он предпочитал праздновать в кругу самых близких и не очень шумных людей. Особенно ему не нравилось, когда на "всю катушку" включали старый дребезжащий магнитофон, и не было слышно ни слов, ни музыки – только громогласные хрипы, отдаленно напоминавшие знакомые мелодии. Он зашел к себе в лабораторию и сел за компьютер. Вдруг дверь открылась и на пороге появилась Олеся. Было заметно, что она чуть выпившая, но не на столько, чтобы не контролировать ситуацию.

Она прошла мимо Ильи и села на соседний стул.
- Что-то случилось? - Илья обеспокоенно посмотрел на нее. Она срывающимся голосом проговорила:
- Случилось... Понимаешь, у меня в жизни были мужчины, с которыми мне никогда не везло... Знаешь, как тяжело быть одной, идти домой, где тебя никто не ждет, кроме дочери... Сколько раз я одна встречала эти праздники. И вчера снова ходила по рынку, покупала эти проклятые продукты...
Почему-то Илью больно резанула эта фраза: "Проклятые продукты". Он продолжал внимательно смотреть на Олесю.
- Илья, ты... ты не такой, как все мужчины... когда ты помогал мне с ремонтом, любой другой воспользовался бы моментом, что мы остались одни, а ты этого не сделал. Между мной и мужчинами стояла глухая стена, а ты начал разбирать ее по кирпичикам... я люблю тебя... Можно, я тебя поцелую?

Не дожидаясь ответа, она быстро встала, села к нему на колени и впилась в губы страстным поцелуем. Но Илья не сопротивлялся. Сраженный услышанным, он боялся резко отвергнуть женщину, которая излила ему душу, с другой стороны – Олеся была очень красивая и, вроде бы, порядочная женщина. Наконец Олеся ослабила руки и отпрянула назад.
- Я пьяная... Но не от вина, а от твоего поцелуя...
- Неужели так досталось? - Илье стало очень жаль эту женщину. Она в ответ молча кивнула головой.
- Я приду к тебе завтра.
- Правда?
- Правда.

Илья шел домой со странным чувством. Олеся была умной, красивой... Да и не первый день они были знакомы. Что страшного будет в том, что они вместе встретят Новый год? В общем-то, ничего страшного... Но вечером вдруг раздался телефонный звонок.
- Алло! Это Наташа говорит...
- Наташа? - Илья растерялся...
- Да, помнишь, мы на свадьбе моей подруги познакомились?
- Конечно, помню, здравствуй! Как дела? - Илья тут же обозвал себя дураком за стандартную дурацкую фразу.
- Хорошо... Илья, ты на Новый год что делаешь?
Илья замялся. Он не знал, что ответить...
- Понимаешь, Наташ, Мария Ивановна мне сказала, что ты хотела встретить Новый год со мной... Но, понимаешь... - Врать Илья не умел. - В общем... извини, но я не могу приехать.
- Жаль... - Илье показалось, что ее голос погрустнел. - Извини. До свидания...
- До свидания.

Илья чувствовал себя очень неловко. Он никогда никому не отказывал, а тут – такой праздник... Впрочем... С другой стороны – он ведь Наташе ничего не обещал, никаких предложений не делал. Если бы не Мария Ивановна, и звонка бы этого не было. Хотя при чем здесь Мария Ивановна? Илья встряхнул головой, пытаясь отогнать эти мысли, роем крутившиеся у него в голове. Лучше бы подумал, с чем завтра к Олесе идти! "Здрасьте, я подарок!" - так, что ли?

На следующий день после обеда Илья прошелся по магазинам, не мудрствуя лукаво, взял бутылку хорошего шампанского и коробку конфет. С чем же еще можно идти к молодой женщине, если даже и не знаешь, что она любит, что нет? С замиранием сердца он поднялся на этаж и постучал в дверь. Открыла Олеся.
- Здравствуй! - Она мило ему улыбнулась.
- Здравствуй!
- Проходи... - Она вышла в другую комнату.

"Комната общежития" представляла собой, по сути, обычную квартиру. Илья снял дубленку, повесил ее на крючок в прихожей, раскрыл пакет, достал оттуда конфеты и шампанское и прошел в комнату, в которой была Олеся.

Олеся сидела на диване и, казалось, не знала, с чего начать. Илья тоже остановился перед ней в нерешительности...
- Знаешь, я ухажер неважный... - Не найдя ничего более путного, произнес он. - Вот... это тебе. - И он подал ей коробку конфет и шампанское. Она приняла их, легко встала, приблизилась вплотную, обняла свободной рукой и поцеловала. Коробка конфет выпала из ее руки, она крепче обняла его, не отрываясь от поцелуя. Потом ее руки ослабили галстук и стали расстегивать его рубашку. Илья придержал ее:
- Олеся... Ты уверена, что этого хочешь?
- Да! - прошептала она и Илья отпустил ее руки, позволив продолжить начатое... Ее ребенок, как, оказалось, был вполне благоразумно отправлен к бабушке...

...Говорят, как встретишь Новый год, так он и пройдет. В то время люди еще не мучались по десять дней от безделья, и уже второго числа Илья пошел на работу. Чтобы попасть в свою лабораторию, Илье нужно было пройти через большой зал с несколькими компьютерами. За одним из компьютеров уже сидела Олеся, и у Ильи бешено забилось сердце. Совсем так, как было в те самые месяцы... И с каждым новым шагом сердце билось все учащеннее и его даже стало немного потряхивать. Подойдя к Олесе, он поздоровался:
- Привет!
- Привет! - Она повернулась к нему и улыбнулась. - Ну, как дела?
- Нормально...
- Это хорошо... - Она снова повернулась к компьютеру.

Илья немного недопонял... Она вела себя так, словно не было той Новогодней ночи, не было никаких признаний... Он прошел к себе в кабинет. Странно как-то все это... Он погрузился в работу, но в конце рабочего дня все-таки не выдержал и подошел к Олесе.
- Ты домой?
- Нет, сейчас еще за ребенком в детский сад, потом домой...
- Можно, я тебя провожу?
- А почему нет? - Она улыбнулась.

С этого момента они стали встречаться каждый день. Илья снова летал на крыльях любви, работа, и так раньше хорошо выполняемая, теперь спорилась еще быстрее. Правда, иногда немного огорчал доносившийся из-за дверей шепот женщин, что Олеся "нехорошо поступает с Ильей", но это его мало смущало. Каждый день они с Олесей приходили в детский сад, забирали ее ребенка и шли к ней в общежитие, где Илья засиживался допоздна. И все было бы хорошо – Илья был на седьмом небе от счастья, он был влюблен в Олесю, ее ребенок тоже был для него, как родной, хотя Илья немного настороженно к нему относился – он просто не знал, как себя вести с маленькими детьми, и боялся лишний раз или сказать что-нибудь не то или сделать что-нибудь не так, что могло бы обидеть ребенка или Олесю. Но это были его чувства. Чувства сильные, честные... Однако Илья привык доверять своей интуиции, а она почему-то протестовала. Он никак не мог понять, что с ним происходит. Что-то сдерживало его от того, чтобы полностью оказаться во власти Олеси. Может быть, где-то на подсознательном уровне откладывались в памяти разные мелочи, которые он сам пропускал мимо ушей, но тем не менее...

... Однажды Илья был как-то совсем закомплексован, и Олеся это сразу почувствовала.
- Что происходит? - Спросила она.
- Ничего... А что происходит?
- Ты сегодня какой-то напряженный. Да ты не бойся, я вовсе не хочу от тебя ребенка, чтобы потом женить на себе...

Илья пропустил эти слова мимо ушей, как и не обратил внимание на один из состоявшихся небольших диалогов, который начала Олеся:
- А у нас это получается служебный роман?
- Ну... я не знаю... Я бы не сказал...
- А вот интересно – кто виноват, что мы вместе?
Илья непонимающе уставился на нее.
- Нет, ну, вроде бы все начала я. Но ведь ты мог и отказаться, сказать, мол, вы чего, девушка, с ума сошли? Так что Илья, извини – вся ответственность за наши отношения лежит на тебе. - Она шутливо ткнула его пальцем, и Илья тоже в шутку спросил:
- А если я в скором будущем навострю лыжи к кому-нибудь?
- Ну, когда это будет, тогда и расстанемся. А пока пусть продолжается, сколько продолжится...

И таких мелких фраз, которые Илья просто не замечал, было достаточно много. Может быть, поэтому мисс интуиция всячески и старалась оградить Илью от встреч с Олесей, но Илья старался ничего не замечать.

Так в борьбе между любовью и интуицией прошел месяц. В конце января к Илье снова подошла Мария Ивановна с очередной просьбой посетить с видеокамерой одно их мероприятие. Он, как обычно, согласился, подготовил аппаратуру и вместе с Марией Ивановной отправился в филиал своего учреждения, где она работала. Мероприятие оказалось праздничным и грозило затянуться до полуночи. А если учитывать, что филиал находился в другом поселке, и на автобусе нужно было ехать почти два часа, было ясно, что без ночевки не обойтись. Однако на этот счет Илья не беспокоился – в этом поселке каждый третий был либо его родственником, либо знакомым, и проблем с ночевкой он не видел. За одно он вспомнил и Наташу, которая жила в этом же поселке...

На мероприятии он снова встретился с Наташей. Она так скромно стояла в сторонке, опустив глаза, что он не мог не подойти к ней.
- Здравствуй, Наташа... - Он чувствовал себя немного неловко за отказ от встречи Нового года.
- Здравствуй! - Она подняла глаза и на ее лице засияла улыбка. - Какими судьбами?
- Да вот, Мария Ивановна снова попросила меня поснимать ваше веселье.
- Да, у нас обычно весело. Подходи, когда закончится торжественная часть, у нас небольшая компания собирается...

Илья кивнул. Все равно заняться после этого будет нечем.

После мероприятия они с Наташей подошли к ее компании, все как-то сразу приняли его за своего, хотя сам Илья всех видел впервые. Только один раз немного выпивший парень вдруг повернулся к Наташе и спросил ее:
"Это что, твой жених, что -ли?" На это Наташа только покраснела, не сдержался от улыбки и сам Илья, но вопрос остался без ответа.

Когда корпоративные посиделки подошли к концу, Илья попрощался, было, с Наташей и засобирался к знакомым – нужно было успеть, пока они еще не спали. Вдруг к нему подбежала Мария Ивановна и затараторила:
- Ты где ночевать собрался?
- У родственников, где же еще...
- Слушай, у Наташи тут недалеко квартира есть своя, я уже с ней переговорила – она не против. Чего ты будешь ночью по незнакомому поселку, да еще с аппаратурой таскаться? А завтра я на машине поеду и утром заеду за тобой. И по автобусам не нужно с камерой мотыляться – еще стрясешь чего-нибудь там...
- Ну, если только Наташа не против – я тоже "за"!
- Ну и отлично!

Мария Ивановна снова куда-то убежала и через пару минут возвратилась с Наташей, которая к тому времени уже успела одеть пальто. Мария Ивановна подвела Наташу к Илье и быстро проговорила, пока они не одумались:
- Так, ну завтра я часам к девяти подъеду, давайте, идите, высыпайтесь, все, я побежала, наш коллектив еще крепко на ногах стоит и требует продолжения банкета! Все, до завтра! - И она снова убежала.

Илья с Наташей шли рядом. Погода была чудесной. Илья вдруг вспомнил, как тогда, несколько лет назад он точно так же провожал свою девушку, свою первую любовь, оборвавшуюся так трагически. Даже Наташа чем-то напоминала ему Свету. Такая же скромная, тихая, спокойная. Они так же молчали – им нечего было сказать друг другу, все стандартные фразы были высказаны еще на корпоративном празднике. Так молча они подошли к ее подъезду.

Пока Наташа готовила постель, Илья осмотрел ее скромную квартирку. Зал, спальня – она же рабочий кабинет, и маленькая кухонька с прихожей. Мебели минимум – видимо, Наташа любила простор, да и много ли нужно одинокой девушке?
- Так, ну все, постель готова, можешь располагаться! - Наташа отошла от кровати.
- Погоди... А ты где будешь спать? - Илья кроме односпальной кровати ничего, даже отдаленно напоминавшее ложе для сна не заметил.
- А я в зале. Спокойной ночи!

Илья пожал плечами. В зале, кроме телевизора и ковра на полу он ничего не заметил, но кто ее знает, может, раскладушка у нее там есть... Хотя девушка на раскладушке...
- Наташ, может, все-таки местами поменяемся? - громко сказал он в сторону зала.
- Да нет, не надо. Мне и тут хорошо...

Ну, хорошо и хорошо. Илья лег на кровать и сразу уснул – целый день с видеокамерой дал о себе знать...

Утром он рано встал и, пока делал небольшую зарядку, услышал, что Наташа тоже, видимо, встала. Он быстро оделся.
- Наташ, доброе утро! Ты уже проснулась? - И тут же снова обругал себя за идиотский вопрос, словно она могла ответить "нет, я еще сплю!".
- Да, я уже выхожу!

Наташа вышла из зала, улыбнулась Илье, прошла на кухню и поставила чайник.
- Доброе утро! Как спалось?
- Спасибо, хорошо, тебе как?
- Нормально.
- Слушай, где ты все-таки спала? - Илья прошел в зал и остолбенел. Кроме одеяла на ковре ничего не было. - Наташ, ты чего? На полу спала? С ума сошла?
- Да я не в первый раз! Я перед телевизором столько раз на ковре засыпала, что уже привыкла! Чего ты так реагируешь-то?
- Нет, ну... Могла бы и мне на полу постелить – я к этому все равно привычный, в армии на полигоне на нарах спать приходилось.
- Да успокойся ты! Пошли чай пить, скоро уже Мария Ивановна приедет!

Легко сказать "Успокойся!". Илья, покачивая головой, подошел к раковине мыть руки. Они допивали чай, когда в дверь постучали. Наташа открыла дверь. На пороге стояла Мария Ивановна.
- Ну что, готов, едем?
- Готов. Ну что, до свидания, Наташ. Спасибо за приют бездомному...
- Да ладно, чего там... - Наташа покраснела и опустила глаза...

Еще неделю Илья продолжал встречаться с Олесей. И – странное дело – чем больше он с ней встречался, тем больше боролись в нем две противоположности. Он любил ее, но, с другой стороны, сидевший внутри серый комочек говорил: - Нельзя! Не подходи! Не нужно этого делать! Почему, Илья не мог понять. У них были замечательные отношения с Олесей, он даже не стеснялся своей неопытности в ухаживаниях, ласках и прочих делах. Даже его родители, когда узнали об этом, были, в общем-то, не против. Отец даже пошутил: "Ребенок уже большенький? Так хорошо – уже готовый, по ночам кричать не будет, и пеленки стирать не нужно!". Мама, правда, только покачала головой – что-то ей не понравилось, хотя саму Олесю она ни разу не видела. Но вслух ничего не сказала.

От таких мыслей Илья после пребывания у Олеси заходил в ларек за бутылкой пива, чего раньше за ним не замечалось. Может быть, на трезвую голову такие решения принимать тяжело? С другой стороны – на пьяную – тем более! Наконец, Илья решился...

В этот день все заметили, что Илья сам не свой. Нет свойственных ему шуток, лицо какое-то озабоченное... Коллеги спрашивали Олесю, что с ним случилось, но и она не могла ничего ответить. Как обычно после работы они вместе пошли в детский сад. Всю дорогу Илья молчал, и Олеся никак не могла его разговорить. Когда они наконец пришли в общежитие, Илья постоял немного, и хотел было уже уйти, но Олеся задержала его:
- Илья, ты чего? Ну-ка, раздевайся, рассказывай, что случилось!

Илья медленно снял дубленку. Как сказать, что случилось? Как сказать ей, что они не могут больше встречаться, только потому, что у него сидит в душе какая-то причина, которую он сам не может понять?
Он сел на диван, рядом села Олеся. Вдруг он почувствовал, что к горлу подступает комок, и что у него нет сил сдерживать слезы. Странное чувство – до этого его слезы видели единицы, если это вообще можно было назвать слезами.
- Олеся... Нам... В общем, нам не нужно больше встречаться... - Илья закрыл глаза.
- Почему? - Олеся была в недоумении. - Что случилось?
- Я... я не могу тебе сказать... я не смогу для тебя ничего сделать...
- Что ты не сможешь сделать?
- Нет.. ничего... Нам просто не нужно встречаться!

Олеся отвернулась к окну. Вдруг какая-то догадка промелькнула у нее в голове:
- Скажи... А ты с моим бывшим мужем не говорил?
- Нет... С чего это?
- Тогда я ничего не понимаю... Значит, причины нет? В общем, так! Пока не будет причины, будем встречаться!
- Нет, Олеся. Я не могу. Пойду я...

Она промолчала. Он тихо встал, прошел в прихожую и стал медленно одеваться. Уже одевшись, он услышал ее шаги. Олеся зашла в прихожую.
- Ты еще здесь? - Холодно спросила она.

Илья виновато улыбнулся и вышел в коридор общежития. Он шел по улице, сам не понимая, куда идет, словно на автопилоте. Подошел к ларьку, купил две бутылки крепкого пива, тут же открыл одну и большими глотками выпил. Выбросив пустую бутылку в урну, он открыл вторую. Дожился! Как бомж, у ларька пиво распивает! Он зашагал к дому. Как завтра он покажется на глаза Олесе? Что скажет, если она будет настаивать рассказать причину расставания? Никаких мыслей ему в голову не приходило. Утро вечера мудренее. Ох, - хмуро усмехнулся. - Мда, дурак ты, Илья!

Но следующее утро оказалось неожиданно спокойным. Олеся вела себя так, словно не было никакого месяца близости, никаких отношений, ничего! Илье с одной стороны было легче, с другой – непонятно. Нет, он не ждал, что за ним начнут бегать, уговаривать вернуть все отношения, вовсе нет! Но после слов: "Ты мой единственный! Я тебя никому не отдам! Таких, как ты, больше нет" - как-то не очень вязалось ее спокойное отношение к Илье. День прошел довольно паршиво. У Ильи все валилось из рук. Вечером он пошел домой, не дождавшись конца рабочего дня – боялся встретиться с Олесей. На следующий день все повторилось, если не учесть маленькой детали – у Олеси случилась проблема с компьютером. Илья, как обычно, сел за ее место, пробежался по клавишам, потом нажал кнопку перезагрузки.
- Не везет мне. Компьютеры ломаются, мужчины уходят... - Олесин тон не понравился Илье. Он был мало похож на тон человека, желающего вернуть отношения, больше напоминал издевку.
- Олеся, не надо... - Илья посмотрел на нее, и она замолчала...

Под конец рабочего дня в кабинет Илье влетела Мария Ивановна:
- Илья, привет! Срочно нужно вот из этих двух бумажек сделать десять! Откопируй, пожалуйста, пока домой не ушел!
- Да пожалуйста! Кстати, я сегодня на машине – у отца взял, по делам съездить нужно будет. Если нужно, подвезу!
- Да? Очень нужно! Поехали!

Они ехали минут пять. Вдруг Илья неожиданно спросил:
- Как там Наташа поживает?

Мария Ивановна немного опешила от такого вопроса, но быстро совладала с собой.
- Да нормально.
- Можете ей передать, что я в эти выходные к ней в гости приеду?
- Конечно, передам! Надумал? Ну и правильно. Мы думаем, что Наташа тебе больше подходит, чем Олеся. И в плане опыта, и в плане постели. Олеся уже взрослая женщина, да еще с хвостиком – тебе это надо?

Илья не слушал ее тараторную речь. Зачем он поедет к Наташе? Любит вроде Олесю. Перестал встречаться неизвестно почему. Может, все-таки продолжить отношения? Нет, пожалуй, нет. Тем более почему-то Олеся никаких поводов и намеков больше не давала. Хотя, что с того? Она один раз уже сделала первый шаг, чтобы они были вместе. Он сделал шаг, чтобы разойтись. Что, опять по новой? И опять мучиться, разбираясь, что не так в их отношениях? Нет, надо попробовать встречаться с Наташей, глядишь, и Олеся забудется. Тем более что он, кажется, Наташе нравится, да и девушка, по-видимому, неплохая. Может, все получится...

С этого выходного он стал встречаться с Наташей, в конце каждой недели, с утра идя на вокзал, чтобы успеть на первый автобус, идущий в ее поселок. Вроде бы все складывалось очень хорошо, Наташа ждала каждого его приезда, а на неделе часто звонила ему вечерами домой с маминой работы. Илья сам удивлялся, о чем можно говорить в течение нескольких часов, но ему не надоедало. Олеся по-прежнему никаких предпосылок не делала для восстановления отношений, поэтому у Ильи на работе не было никаких изменений. И хоть иногда сердце все-таки екало при виде ее, но он держал себя в руках. Так прошло полгода. Однажды вечером, как обычно, позвонила Наташа.
- Привет! Как дела?
- Нормально. Ты как?
- Я... я болею...

Что-то в этой фразе Илью насторожило. Он уже стал бояться своей способности по мелочи предугадывать события.
- Чем болеешь-то?
- Да так... По женским делам... - Уклончиво ответила Наташа.
- А, по женским... Ну, выздоравливай давай... - Илья постарался сказать это бодрым голосом, хотя какой-то комочек неприятного ощущения у него остался.

Они еще поговорили, вновь договорились о встрече на следующие выходные, и Илья положил трубку телефона. Что-то раньше она на женские болезни не жаловалась...

Как всегда в выходные рано утром Илья приехал в Наташин поселок, подошел к уже знакомому дому и постучал в дверь. Ему открыла радостная Наташа, они обнялись, поцеловались и прошли в комнату. Илья привез бутылку вина и коробку конфет. Он внимательно смотрел на Наташу, но никаких признаков болезни не наблюдалось. Наконец он не выдержал:
- Так чем ты болела то? Или это военная тайна?
- Да нет... Не тайна...

Наташа неожиданно подошла к Илье, села ему на колени, обняла руками, и замолчала. Илья не понял этого жеста – Наташа никогда не садилась ему на колени. Вдруг что-то подсказало ему, хотя это было глупо, потому что... ну, ему же не шестнадцать лет...
- Наташа... Ты беременна?
- Уже нет. - Наташа уткнулась ему в плечо. Илью бросило в жар.
- То есть как так – уже нет?
- У меня был выкидыш...
- Подожди... Но... Как... Откуда... Мы же пользовались...

Илья даже не знал, что сказать. В том, что ребенок был бы точно его, он ни капли не сомневался – даже если бы вдруг Наташа просто прошлась с кем-нибудь по улице, он бы узнал об этом первый. Однако они ведь пользовались... Как так получилось... Но сейчас не это главное. Он погладил Наташу, немного помолчал, потом твердо произнес:
- Может, это звучит не так красиво, как хотелось бы, но надо сказать родителям – пусть летом готовятся к свадьбе.
- Что? - Наташа вскинула на Илью свои прекрасные глаза и повторила, не поверив с первого раза: - Что?
- Я предлагаю стать тебе моей женой. Ты не против?
- Нет... - Наташа крепче прижалась к Илье. - Я тебя люблю...

Свадебный день выдался очень теплым. Мария Ивановна взяла на себя роль ведущей торжества. Свадьба прошла очень весело и как-то незаметно подошла к концу. Однако и в очередные призывы "Горько", когда гости заставляли молодоженов целоваться и неизвестно что считали в этот момент, и во время веселых конкурсов, Илья несколько раз вспоминал Олесю. Он не пригласил никого из коллектива, потому что почему-то был почти уверен, что ей будет не до веселья, хотя весь период подготовки Ильи к свадьбе Олеся по-прежнему сохраняла абсолютное спокойствие. Но начинался новый конкурс, он подхватывал Наташу под руки и они веселились, как только могли...

Когда гости стали расходиться по домам и Илья и Наташа, наконец, доползли – другого слова трудно придумать, так они устали, хотя спиртного и не пили – до приготовленной им комнаты родительского дома Ильи, кое-как скинув одежду, рухнули на кровать. Какая там первая брачная ночь после такого бурного дня! Илья обнял Наташу и спросил:
- Ну? Дождалась?
- Дождалась... - Она улыбнулась и положила голову ему на грудь. - Я так долго этого ждала.

Илья крепче прижал ее и поцеловал. Наташа закрыла глаза и тихо уснула. Илья смотрел на спящую Наташу и думал, какой же подвиг ради него все-таки совершил этот человек. Она переехала к нему домой, точнее даже, к его родителям, потеряв свою квартиру, которая была ей выдана от поселкового совета на время ее работы в поселке. Естественно, потеряла работу, хотя прекрасно понимала, что найти работу даже с таким окладом не скоро удастся. Как это ни странно, но ее зарплата была даже немного больше зарплаты Ильи, но она про это даже не заикалась. Илья закрыл глаза и уснул. Он уже почти не помнил Олесю и был уверен, что все наладится, что все у них с Наташей будет хорошо, он возьмет ссуду на дом. Машину, пусть старую, отечественную, он купил за полгода перед свадьбой, отремонтировал, так что в их семье был транспорт. Он не знал тогда, что очень скоро интуиция и любовь снова встретятся и начнут спор по той же теме, с участием тех же персонажей, что и прежде. Но пока Илье казалось, что жизнь стала налаживаться и все боли и тягостные раздумья уже позади...

Часть 3. Заключительная.

Однако счастливой жизни не получалось. Наташа любила Илью. Ему знакомо было это чувство, но сам он, как ни хотел этого, не мог себя заставить полюбить Наташу. Да и возможно ли это вообще сделать просто так, по приказу, пусть даже по приказу самому себе? Илья чувствовал себя перед Наташей очень неловко – как ни крути, а это был обман. Он пытался обмануть и себя, и Наташу. Хоть и старался, как мог, оказывать жене всякие знаки внимания, дарил небольшие, но приятные ей подарки. У Ильи было твердое убеждение – кем бы ни была твоя жена, какие бы чувства или, наоборот, их отсутствие она у тебя не вызывала – относиться ты к ней должен соответственно. Ты сам взял на себя эту ответственность, ты сам сделал ей предложение и будь добр – относись с уважением. И он старался. Ему удалось взять ссуду и купить небольшой дом – в квартиру Наташа идти не хотела, да и сам Илья привык жить в своем доме. Он откапиталил свою... нет, теперь уже ИХ машину. Он старался... Тем более что Наташа была очень хорошим, добрым человеком. Тем более что, хотя, может быть, это и не причина, не повод, даже просто незнакомые прохожие, видя их вместе, иногда улыбались и говорили: "Вы такая красивая пара!" Конечно, Наташе это было приятно. А вот с Ильей стало происходить что-то непонятное...

Если раньше Илья совершенно спокойно относился к Олесе, хотя и испытывал какие-то чувства, то теперь, спустя несколько месяцев после свадьбы, его снова безумно потянуло к ней. Вроде бы ничего не произошло – Олеся не подавала абсолютно никаких поводов. Не было никаких поводов и у Ильи по отношению к Наташе – она была замечательной женой, из тех жен, о которых можно, наверное, прочитать только в старинных романах и которых очень трудно найти в наше время. Но тем не менее,. Илья уже начал было думать про всякие привороты, хотя по его собственному мнению это был бред – хотя бы потому, что Олеся была не против свадьбы, никак не пыталась восстановить отношения – зачем тогда это было нужно ей теперь? Но факт оставался фактом – спокойно работать рядом с Олесей Илья уже не мог.

Наташа знала про это. Точнее, знала не про чувства Ильи к Олесе, она знала, что у них раньше был роман – Илья рассказал ей об этом сам, потому что это наверняка сделали бы... или уже сделали, но в немного извращенной форме коллеги и знакомые Наташи. А услышать "чистосердечное признание" из уст любимого человека все равно лучше, чем от "доброжелателей", которые видели лишь верхушку айсберга и неизвестно что додумали сами. Одно он утаил от Наташи, по вполне понятной причине, – что очень надеялся забыть все отношения с Олесей и начать нормальную семейную жизнь с Наташей, причем Наташа здесь играла бы главную роль. И Наташа справлялась со своей ролью очень хорошо. Нет, она не играла роль – она просто этим жила. Она просто не умела играть и все делала искренне. Это проявлялась хотя бы в том, что она не ревновала Илью, или если и ревновала, то это было незаметно. Даже в довольно щекотливых ситуациях...

Однажды Олеся попросила Илью посмотреть ее домашний компьютер. Илья, как обычно, согласился. Они прошли по уже знакомому пути и оказались у нее в квартире. Перед этим Илья не стал звонить Наташе с рабочего телефона, посчитав, что быстро разберется с проблемой и если и задержится, то ненадолго и Наташа даже не успеет поволноваться. Однако на деле проблема оказалась серьезной, пришлось переустанавливать систему, и он засиделся до позднего вечера. Когда работоспособность была восстановлена, Илья засобирался домой. Олеся проводила его до дверей.
- Спасибо тебе, Илья...
Он чуть пожал плечами и улыбнулся:
- Пожалуйста...

На этом их диалог закончился, и Илья поспешил домой. Позвонить было неоткуда, время позднее и Наташа, наверняка, волнуется. Когда он вернулся, Наташа встретила его с заплаканными глазами и кинулась ему на шею. Он не стал ждать вопросов и просто сказал:
- Наташ, извини, меня попросили компьютер починить, я думал, быстро управлюсь, поэтому не позвонил. А работа затянулась...

Наташа подняла на него распухшие от слез глаза и в них промелькнула какая-то тень сомнения. Илья это сразу заметил.
- Наташа, я был у Олеси. - Наташа замерла. - Наташ... Я ПРАВДА чинил компьютер. И ничего больше.

Наташа вздохнула. Она верила Илье. Верила, потому что он не умел врать. Верила, потому что знала, что Олеся никак не отреагировала на расставание. И верила, потому что любила. Она только тихо проговорила, теребя пуговицы на его рубашке:
- Не делай так больше. Я чуть с ума не сошла...
Илья улыбнулся:
- Хорошо, обещаю...

Однако не все было так гладко. Если дома Илья сдерживал себя, Наташа своим присутствием немного его успокаивала, то присутствие Олеси на работе его стало угнетать. Он вынужден был постоянно себя сдерживать, чтобы не сказать ей комплимент, лишний раз не подойти ближе дозволенного расстояния, в общем, чтобы случайно не высказать все то, что накопилось за те несколько месяцев, что они уже жили с Наташей. В общем, ситуация стала повторяться. С той лишь разницей, что раньше противником была интуиция, а теперь к ней еще и добавилась совесть женатого человека. С той лишь разницей, что раньше он мог высказать свои чувства, а теперь – нет.

Илья стал раздражительным, грубым. На работе стало меньше его шуток, он стал более замкнут. Началось увлечение пивом. Сперва после работы, потом докатилось и до распития на рабочем месте. Пиво незаметно перешло в более крепкие напитки. Разумеется, это не прошло незамеченным, и по коллективу пошли разговоры: "Видимо, что-то неладно у Ильи дома..." Плохое настроение, угрюмость и раздражительность стали постепенно переходить домой. Нет, он не ругался на Наташу – так и не мог себе этого позволить, - но на ее вопросы отвечал все реже, все сердитей. Она стала догадываться обо всем. Трудно было не догадаться. И хотя верила, что Илья ей не изменял, легче от этого Наташе не становилось. Она стала понимать, что у Ильи снова проснулись чувства к Олесе. Что ей делать, она не знала. Она плакала ночами. Плакала, когда Илья приходил домой выпивший. Утром просила его больше так не делать, и Илья грустно кивал головой, сам не веря, что сегодня он придет домой трезвым.

Он ненавидел себя. Ненавидел за то, что не разобрался с чувствами к Олесе. Ненавидел за то, что так поступил с Наташей. Ненавидел за то, что элементарно не мог остановиться перед покупкой спиртного. На пьяную голову усилились воспоминания, а он не мог ни с кем поделиться ими, потому что считал себя в какой то степени виноватым, за что тоже ненавидел себя. А Наташа... Наташа все это видела, чувствовала, что ему сейчас очень плохо, понимала... и терпела. Терпела, пряча голову в мокрую от слез подушку, терпела, уйдя в соседнюю комнату. Терпела – и никогда не позволила себе поднять на Илью голос, устроить скандал, обозвать как-нибудь. И от этого Илье становилось еще хуже. Он не хотел причинять боль и страдания Наташе, но и жить вместе уже не мог...

Прошел очередной рабочий день и Илья вышел на улицу с коллегами. Наташа к тому времени нашла себе работу. Не Бог весть какую, но, тем не менее, в одиночестве дома не сидела и приносила хоть маленький, но все-таки доход в их, в общем-то, довольно небольшой семейный бюджет. Ее рабочий день заканчивался немного позже, чем у мужа, поэтому Илья делал небольшой крюк по городу и, заодно проветрившись, встречал ее у выхода. Часть пути он обычно проделывал с новой коллегой по работе, Еленой, которая хорошо знала Олесю – они были подругами. И сегодня до второго перекрестка они снова пошли вместе.
- Илья... А что тебя заставило жениться? - Вдруг спросила Лена. Илья, казалось, даже не удивился...
- Дурость.
- Я серьезно.
- И я серьезно. Видишь ли... У нас в свое время был роман с Олесей... - Илья вдруг решил поделиться своими проблемами с этим человеком, тем более что Елена когда-то работала психологом.
- Я знаю. - Лена кивнула.
- Да? - Илья немного смутился.
- Она, правда, до сих пор не может понять причину расставания.

Понять причину... Ему бы самому понять эту причину. Впрочем, причину он нашел... точнее, придумал и даже сам начал в нее верить. Слабая, дурацкая, как в детском саду, но Илья хотел хотя бы сам себе ответить на вопрос – почему он все-таки расстался с Олесей.
- Знаешь... Начались эти разговоры, дурацкие. Что Олеся гробит парня, что она его охомутала... Не хотел я, чтобы про нее так говорили. А разобраться с этими женщинами не мог. С мужиками было бы проще, а вот с женщинами... Вот и принял дурацкое решение – расстаться. Потом с Наташей познакомился. Точнее, Мария Ивановна познакомила, а я, в общем-то, особо и не сопротивлялся... - Илья вздохнул. Ну, вот и врать научился. А то все белый, да пушистый... Впрочем, в этой причине была большая доля правды – действительно, шли такие разговоры и, действительно, Илья не знал, что со сплетницами делать. Однако решение о расставании было все-таки основано не на этом... а на чем – он так и не понял.

Лена кивнула:
- А потом у Наташи был выкидыш... - И она вдруг назвала такой срок, что Илья даже остановился.
- Не понял... Это тебе кто такое сказал?
- Да так... говорят...
- Кто говорит? Да с таким сроком... Я с Олесей в это время еще встречался! - Он вдруг осекся... Промелькнувшая догадка расставила все на свои места. Срок чуть ли ни день в день подходил под ту ночь, когда он первый раз ночевал у Наташи. Ну, бабье! Доказывай теперь, что они в разных комнатах спали! А хотя, – какой смысл? Он знал, что это неправда. Хотя Наташе было бы все равно, какого срока выкидыш – она очень переживала, да и физически в этом мало чего приятного.
- Кстати, наша новая работница в коллективе рассказывала, будто ты трепался, что когда Олеся попросила тебя придти помочь с компьютером и ты пришел, то она начала тебя соблазнять и, вроде как, уговорила!

Вот этого Илья вообще никак не ожидал! Хотя бы потому, что новая работница пришла намного позже даже их свадьбы с Наташей, не то чтобы знать об их бывших взаимоотношениях с Олесей. Тем более, что у него не было привычки рассказывать всем направо и налево о своих делах, тем более что... ничего подобного не было!
- Нет, я ее завтра грохну! Ну, не дрянь ли! - Илья был не в состоянии сдерживать эмоции, так что даже Лена испугалась:
- Ты чего, успокойся! Мало ли, что бабы болтают... Ты лучше скажи, как дальше жить будешь?
- Как жить... Не знаю. Люблю одну, женился на другой, чтобы ее забыть... Обычная тупая ошибка, которую до меня делали многие.
- Тут только один выход. Развестись. Да, это больно, но и жить дальше еще хуже.
- Я и сам про это уже думал. Мне Наташу жалко. Ничем она такого не заслужила.

Илья вздохнул. Они подошли к перекрестку, возле которого их пути расходились...

Спустя какое-то время Олеся пришла на работу особенно довольной. Она хвасталась перед коллегами – подругами вещицей, которую в то время приобрести на их зарплату было возможно, если потом полмесяца сидеть на диете. Даже Илья, проходивший мимо, задержался:
- И сколько такое стоит?
Олеся улыбнулась и довольно ответила:
- Это о-о-очень дорого...

Илья смутился и ушел к себе в кабинет. Он понял, что у Олеси кто-то появился, но не хотел в это верить. К тому времени он уже был твердо уверен, что ему нужно развестись с Наташей, но сказать ей об этом все не решался. Немного позже он подошел к Лене:
- У Олеси кто-то есть?
- Да! - Коротко ответила она.
- Дождался!

Илья стиснул зубы и ушел. Его бросало то в жар, то в холод. Какой же он дурак! Сколько можно было ждать, чего ждать? Он не помнил, как дошел до дома. Наташа никогда не видела его в таком состоянии. Вроде бы трезвый и в тоже время сам не свой. Она села рядом и просила его все рассказать. Илья, с трудом глотая подступивший к горлу комок, рассказал ей все. Конечно, это было страшным ударом для Наташи. Она догадывалась обо всем, что он только что рассказал... Но догадываться и узнать это от любимого человека – это настолько разные вещи. Она не выдержала, закрыла лицо руками и, рыдая, выбежала в другую комнату. Илья не знал, что делать. Он сидел, опустив голову, и в очередной раз спрашивал себя: Зачем? Зачем он так поступил с Наташей, за что ей теперь такое наказание, что теперь делать? Они долго сидели в разных комнатах. Наконец, Наташа пришла и подала Илье мокрый от слез лист бумаги, на котором было написано: "Иди к Олесе. Я не буду противиться. Будьте счастливы. Жить с тобой без любви я не могу". Илья не смог произнести ни слова. Что-то душило его. Он сел рядом с Наташей и прижал ее к себе. Она, как обычно, уткнулась лицом в его рубашку и он почувствовал, что ткань стала мокрой и горячей.
- Наташа... Я не могу... Я не хочу делать тебе больно, понимаешь... - С трудом прошептал он.
- Я тебя люблю... Но не могу смотреть, как ты мучаешься... Иди к ней...
- Наташенька... Я все оставлю тебе... Ты столько потеряла из-за меня... Дом, машину... Все, что мы успели нажить... - Возможно, это было не к месту, Наташе было не до материальных благ, но то, что услышал Илья, заставило его прослезиться:
- Нет, Илья... Мне ничего не нужно... Тебе с Олесей нужно будет где-то жить. Вам это будет нужнее - И Наташа при этих словах снова заплакала...

На следующий день Илья был сам не свой. С трудом дождался удобного момента и позвал к себе в кабинет Олесю. Она подошла и, казалось, уже знала тему разговора. Илья не знал, с чего начать...
- Ты... ты его любишь, ты с ним счастлива? - Первое, что спросил он. Она улыбнулась.
- Ну-у-у... Не знаю, мы еще не так давно знакомы...
- Олеся... Я сделал большую ошибку в своей жизни... Я люблю тебя... Мне очень плохо без тебя... Я очень хочу быть с тобой...
Олеся, как это ни странно, почти не удивилась:
- Я не знаю, что сказать... Не знаю... Понимаешь... я не смогу терпеть твои шутки, а ты не сможешь терпеть мои выходки... - Илья непонимающе посмотрел на нее... Какие его шутки, он в ее сторону дышать боялся, не то, чтобы подшучивать... И про характер он знал прекрасно и был уверен, что справится с этим...
- И потом, если бы у тебя хотя бы был ребенок, а то вдруг захочешь своего, а мне это и ни к чему... - Илья снова не понял... Он ни на секунду не забывал о ребенке, он готов был стать ему отцом и не видел в этом плане вообще никаких проблем...

...Разговор затянулся. Олеся приводила причины, которые сам Илья таковыми не представлял. Он все это обдумал заранее, взвесил все "за" и "против" - он не видел никаких проблем. Нет, конечно, он не ожидал, что Олеся кинется ему на шею с криками: "Ты мой любимый, конечно, я буду с тобой!". Более того, он был готов к ответу типа: "Ты такой-сякой! Бросил меня, ушел к другой, а теперь говоришь о чувствах!" - Тем более, что это была, в общем-то, правда... Но он надеялся, что эта ошибка, которую он совершил и осознал, будет ему прощена... Или если не прощена, то хоть как-то реабилитирована... Он ведь был искренен. Он любил Олесю. Но то, что она произнесла, он не ожидал никак...
- Знаешь, я прекрасно знала, что стоит мне только сказать – и ты снова будешь моим... Я так плакала в день твоей свадьбы...
Илья вскинул голову:
- А... почему же ничего не сказала?
- Ну, понимаешь... Я не думала, что с тобою так вляпаюсь... Видишь ли... Люди женятся по любви – и живут... ну, не очень хорошо, а женятся по расчету – и нормально живут... И давай больше не будем об этом. Тебе, Илья, взрослеть уже пора... - И она, улыбаясь, вышла из кабинета.

Илья сидел, как в тумане. До него никак не мог дойти смысл последних фраз... Что значит: "Вляпалась"? Думала, что покувыркаемся на кровати – и разойдемся, а он о каких-то чувствах ей говорит? "Женятся по любви – и живут плохо"... А ее слова, ее признания? Сама-то по любви женилась? Илья вспомнил ее рассказ о том, как она познакомились со своим будущим мужем. Любовью там и не пахло. "Женятся по расчету..." Разумеется, Илья таких подарков не дарил – не по деньгам ему были такие подарки... Хотя в то время Олеся никаких даже намеков на что-то материальное не давала. А сейчас мы вон как заговорили... Разумеется, она, зная характер Ильи, прекрасно понимала, что дом он оставит Наташе. Да и, кстати, даже если бы дом остался у Ильи – она не горела желанием жить в частном доме, ей больше по душе была квартира, где не нужно топить печь, носить воду... Господи, да о чем он сейчас думает! У Ильи было чувство, словно его опустили в какой-то чан с мерзостью. Конечно, он сделал первый шаг к расставанию... Но за каким... Зачем она начала отношения, если, с ее же слов "На одной любви не проживешь"? Когда они встречались, у него еще не было ни квартиры, ни машины – так что же получается, он был действительно всего лишь лекарством от скуки? Так, для поддержания женского здоровья, для игры в "дочки-матери"? Он не мог понять, как можно было так поступать...

После этого дня Илья стал совершенно невыносимый. Для него перестало существовать понятие "женщина", хотя раньше он придавал этому слову самый высокий смысл. Как ему показалось, изменилась и Олеся. Во всяком случае, теперь она стала позволять себе общаться с ним немного язвительнее, не стесняясь при нем обсуждать, как здорово они вчера с ее новым ухажером провели вечер в бане, как "на халяву" она с ребенком накаталась на каруселях в городском парке... Илья это терпел, не ввязываясь в разговоры. Сжав зубы, стерпел он, и когда была произнесена другая фраза, которая лишний раз убедила его в правильности его мнения об Олесе.

Утром он, как обычно, проходил через приемную. Там стояли коллеги по работе, среди которых была и Олеся. Одна из коллег рассказывала, что среди знакомых видела девочку лет пятнадцати-шестнадцати с темной полосой на шее...
- Я тогда спрашиваю, мол, а что с девочкой? Ну, мне и говорят – вот, мол, так и так – несчастная любовь... Влюбилась девчонка в парня, а он ее видеть не хочет. Вот и повесилась. Хорошо, вовремя нашли, сняли, успели откачать...
- Ну и дурочка! Нашла, из-за чего вешаться! А то их у нее больше не будет! - Голос Олеси прозвучал довольно резко, и, как показалось Илье, – презрительно.
- Олесь, это нормально, такой возраст, они влюбляются, опыта еще нет...
- Да что нормального-то, Господи!

Дальше Илья не стал слушать, потому что понял – еще пару фраз он услышит и так ответит Олесе, причем при всех, что мало не покажется. "Дурочка!" А если бы это был твой ребенок, ты бы тоже ему так сказала б, когда из петли вытащила? Ох, как он ошибался в ней...

Но один раз в ее разговор с коллегами он все-таки вмешался, хоть и не привык к этому. Одна из коллег обсуждала свою проблему... даже не проблему... В общем, у нее была дочь, которая хотела выйти замуж. Парень неплохой, они вроде любят друг друга, но смущало одно – у дочери была квартира и мать, естественно, боялась, как бы парень потом чего не выкинул, хотя тут же признавалась, что сам парень даже не настаивал на прописке в этой квартире. Олеся, хоть и была много младше этой женщины, показала себя истинным знатоком подобных вопросов:
- Знаете, Вам нужно будет составить брачный договор, по которому в случае развода квартира должна остаться у вашей дочери...
При этих словах Илья не выдержал:
- От хорошей жены муж не уйдет! Если парень с башкой, он пошлет вас всех с этим брачным договором! - И Илья, чтобы не наговорить еще чего лишнего, быстро встал и вышел из кабинета...

"От хорошей жены муж не уйдет..." Эта фраза вертелась в голове у Ильи, когда он снова на своей машине поехал в соседний поселок. Последнее время Наташе сильно доставалось от него. Нет, он не бил ее – Боже упаси! Они не ругались, Наташа по-прежнему терпела, когда он приходил домой пьяным, а в последнее время это стало чуть ли не нормой. Она по-прежнему просила его больше не пить, он по-прежнему кивал головой, но отводил в сторону глаза, потому что сам был не уверен, что вечером придет домой, не выпив хотя бы бутылку пива. Уже несколько раз Наташа закрывала лицо руками и, выдохнув: "Я так больше не могу", - выбегала на улицу. Илья в таких случаях сразу трезвел и выбегал за ней следом. Обнимал, уговаривал вернуться в дом, и только твердил: "Наташ, все будет хорошо. Мне нужно время, чтобы все это забыть". Говорил – и сам в это не верил.

Работать рядом с Олесей он уже не мог. Он не мог слушать ее язвительные замечания, не мог слушать ее рассказов об очередном приключении со своим "возлюбленным". Илья вел машину по скользкой дороге на небольшой скорости. Торопиться было некуда, времени у него было предостаточно. Эх, Наташа, Наташа... Сколько все-таки тебе от него довелось пережить и вытерпеть... Зачем ей такой муж? "Все будет хорошо..." А что хорошего-то? Ждать, когда он сопьется? Развестись? И что? Ладно, если бы он на ком-то женился, в какой-то степени это оправдание – нашел другую... Вот только вряд ли он уже женится. Да и каково будет думать Наташе, что с тобой разошлись... Ну, просто разошлись, и все, что ты ни на что не годная, что лучше вообще без тебя, чем с тобой... А Наташа могла такое подумать, он была очень впечатлительной девушкой. С каждой такой мыслью лицо Ильи все больше темнело. Нет уж... Думать о том, что муж погиб в автокатастрофе, может быть, легче, чем думать, что ты никуда не годишься... Прости, Наташенька, но мучить тебя я больше не могу... А перестроить себя – тоже вряд ли. Счастья и тебе, Олеся, с твоим богатеньким... Спасибо за хороший жизненный урок... Вот только вряд ли он мне пригодится...

Илья вдавил газ и вылетел на встречную полосу под идущий навстречу "Камаз". Неправда, когда говорят, что в последние секунды до смерти перед глазами проходит вся жизнь. Ничего подобного. Илья вполне осознавал ситуацию. Он видел, как перед самым капотом его машины промелькнули колеса грузовика, услышал, как по его кабине застучали мелкие камешки щебня, вылетевшие из-за борта "Камаза", но удара почему-то не почувствовал. Точнее, сперва было некое ощущение полета, потом легкий толчок, на стеклах белая пелена... И тишина... Дебильная какая-то, гробовая тишина... Илья не мог понять, где он, что с ним...

Из стопора его вывел стук в окно. Кто-то пытался открыть дверь, но это не получалось – Илья еще с автошколы выработал привычку сразу после посадки пристегивать ремень безопасности, одновременно локтем закрывая дверь на блокиратор. Он открыл, потянул ручку, дверь с клацаньем открылась. Вон оно что! Водитель "Камаза" каким-то чудом вывернул тяжелый грузовик, машина Ильи пронеслась буквально в миллиметре от его задних колес, слетела с трассы, пролетела несколько метров и скользнула в глубокий снег, который смягчил удар. По пояс в снегу рядом стоял камазист:
- Живой? Ты чего, очумел, твою м...! Жить надоело? Понакупают прав...
- Зачем свернул? - Усталый вопрос Ильи остановил словарный поток водилы. Он остолбенел.
- Парень... Ты чего это... - Он непонимающе уставился на Илью. Потом спросил: - Трос есть?
- Есть... Куда зимой без троса и лопаты... - Илье было все равно.

Камазист достал свой трос, они соединили их, но длины не хватало. Тогда камазист остановил другой грузовик, и совместными усилиями они вытянули старенькую машину Ильи на дорогу. Водитель "Камаза" отпустил второй грузовик, крикнув на прощание ему: "Спасибо!", а сам подошел к Илье, который равнодушно сидел на переднем сидении и смотрел вдаль невидящим взглядом.
- Ну что, справишься дальше сам?
- Да, пожалуй...
- Заведи сперва... Погоди, капот открой, там, поди, снега полно...
Илья послушно открыл капот и они совместными усилиями выгребли оттуда кучу снега.
- Заводи... Вот что значит, отечественная техника! Старье-старьем, а после такого приземления завелась с пол-оборота! Или, может, хозяин такой? Ему бы мозгов только побольше... - Илья посмотрел на камазиста.
- Не делай так больше. Ни одна шалава твоей жизни не стоит... - С этими словами он подтянулся на поручне и залез к себе в кабину.

Илью вдруг охватила мелкая дрожь. Он вышел из машины и оглядел место падения. Это какое-то чудо, что "Камаз" его не раздавил в лепешку. Дорога скользкая, грузовик тяжело груженый, Илья направлял машину прямо на него, даже чисто физически было нереально избежать столкновения... Физически нереально, а... Илья усмехнулся. Видимо, ангелы – хранители у него поработали на совесть. Он сел в машину и продолжил путь. Дрожь спала. Он вспомнил слова водителя. Вспомнил Наташу, которая столько вытерпела и вряд ли пережила бы его потерю. Вспомнил Светлану, которая вряд ли ждала его там... наверху. Дурак!

От таких эмоциональных взрывов, от нервных переживаний, и, видимо, от ежедневного употребления спиртного, у Ильи стало резко ухудшаться самочувствие, пропадать память.

Они с Наташей все-таки решили развестись, но как-то в последнее время у них не было времени попасть в загс, написать заявление. Когда же Илья узнал, что Олеся, оказывается, стала встречаться с новым членом их коллектива – молодым парнем, чуть старше Ильи, он сперва не поверил – она ведь была, вроде, с другим. Но то ли тот мужик оказался умным, то ли еще что – тут Олеся каждому рассказывала разные истории о своем расставании с ним.

В общем, не прошло и года, как ее новым ухажером стал этот паренек, тихий, скромный... На первый взгляд, хотя работники филиалов его, мягко говоря, недолюбливали. Он мог тихо приехать, с улыбкой пройтись по кабинетам, а потом написать такую справку, по которой начальникам филиалов весьма сильно доставалось от высшего руководства. Илья, правда, сразу заметил, что Олеся стала чаще улыбаться новенькому. Он безо всякой мысли о какой-то мести, или унижении решил его предупредить. Парень, вроде, не плохой – Илья не знал тогда, как тот работал с филиалами и почему часто засиживался в кабинете начальника. Он не стал с ним долго разговаривать, так, в двух словах – мол, был роман, расстались, потом попытался наладить отношения – вот такое выдала. Паренек скромно промолчал, ничего не сказав.

Зато вечером от Олеси ему пришло СМС примерно такого содержания: "Ни один богатый мужчина не может изменить женщину, если она сама этого не захочет. Не пытайся меня унизить, лучше посмотри на свое поведение, ты ведь мужчина!" Илья прочитал и усмехнулся. Да, доля правды в этой смс-ке есть. В уме Олесе не откажешь. Он догадался и о причине ее написания. Какое совпадение – днем он сказал об это пареньку, а вечером – это смс. Молодец, мужик, нечего сказать... Вместо того чтобы ему, Илье, дать в морду за такой рассказ и предупреждение – он вон чего сделал... Молодец... "Если сама женщина не захочет..." почему бы и не захотеть, если парень при квартире в центре города? Поведение? Он чувства ничьи не топтал... точнее... не высказывался о них пренебрежительно. Что верно, то верно – пытаясь объяснить одно, он забывал о другом... "Унизить!" Нормально! То, что он сказал, значит, унижение, а то, что вытворяет теперь она – это норма? "Ты ведь мужчина!" - Спасибо, вспомнила! Он набрал ответное смс: "Если человек, которому я доверился, оказался трепло, то я тут ни при чем, никого унижать я не собирался. После нашего разговора для меня понятие женщина перестало существовать. Ты была для меня богиней, а теперь – обычная самка" - Илья нажал кнопку отправки. Вскоре пришел короткий ответ: "Я и теперь – богиня!". Илья снова усмехнулся. "Богиня..." Для кого-то в постели? Возможно. Только это в женщине не главное. Хотя и не второстепенное. Он махнул рукой и не стал отсылать ответное смс. Он все понял уже давно.

Спустя пару дней он явно увидел, как Олеся идет под ручку с новым кавалером – тем самым, новеньким пареньком. Илью снова охватил какой-то жар, он не мог понять, что с ним происходит, но, проходя мимо, бросил: - Шалава! Он быстро шел домой, перед глазами все плыло. Влетев в дом, пробежав мимо Наташи, у которой на работе был короткий день, и она пришла домой раньше, он быстро прошел в зал... и потерял сознание. Нервы и спиртное сделали свое дело – у Ильи случился приступ...

Он очнулся, когда над ним уже колдовали врачи "Скорой помощи". Один из них, увидев Илью сказал:
- Да, парень, странный какой-то случай у тебя. Вроде здоров, а такое случилось... У тебя, видимо, работа нервная? Беречь нервишки нужно. Правда, теперь говорят, что они все-таки восстанавливаются, но о-о-очень медленно... Жене спасибо скажи, если бы не она, мы бы уже к покойнику приехали. - Врач повернулся к Наташе. - -У тебя что, образование медицинское?
- Нет...
- Хм, странно... А сделала все так, словно пять лет на фронте медсестрой отпахала...
- Это от страха.
- Хороший у тебя страх...

Пока врачи разговаривали с Наташей, Илья пытался вспомнить, что произошло... Да ничего... Прошел в комнату... Темнота... И ничего...

Наконец "скорая" уехала. Илья отказался от госпитализации. Не пенсионер какой-нибудь. Тем более с такой женой действительно уже ничего не страшно. Наташа, проводив врачей до калитки и вернувшись в комнату, сказала:
- В общем, так, милый мой! Пока я не увижу, что у тебя есть женщина, которой твоя жизнь небезразлична, никакого развода ты не получишь! Я этого пока не вижу! - Потом спросила, уже мягче, присев на край дивана: - ну, как ты? Голова не болит? Ты ей ударился, когда падал...
- Я ей давно ударился... лет пять-шесть назад... Причем во всю голову...
- Илья, опять твои шутки! Я серьезно!
- Да какие тут шутки, Наташенька... дурак – он и есть дурак...

Наташа прижалась к Илье:
- Я так за тебя испугалась... Может, хватит уже нервотрепки? Что я без тебя делать буду?

Илья закрыл глаза и сглотнул подступивший к горлу комок. Да, женщины, с вами и врать научишься, и пить, и плакать...

После этого случая Илья стал как-то по-другому относиться к Наташе. Естественно, он ей ничего не рассказал. Но, по крайней мере, он стал с ней разговаривать, раньше только хмуро отмалчивался. Казалось, ее забота и ее терпение постепенно растапливали тот лед, который был на душе у Ильи. Он немного потеплел по отношению к женщинам, хотя теперь он долго анализировал каждое новое знакомство, прежде чем приступать к совместной работе или оказать помощь. Уже на уровне рефлексов у него стало подать Наташе руку, когда она выходит из автобуса, принести утром в выходные дни кофе в постель и прочие мелочи, которые были ей приятны. Нет, он и раньше делал это, но потому, что считал, что так должен поступать муж. И ничего более. Теперь же, видя, что Наташе это приятно, он старался это сделать нежнее, галантнее. Конечно, присутствие Олеси рядом во время работы его бесило. Но по пути домой он все реже и реже подходил к пивному ларьку. Да и пиво убавило в крепости, про крепкие спиртные напитки он просто забыл – только по великим праздникам. Однажды на какой-то праздник... Илья уже даже и не знал, что это за праздник, от Наташи пришло смс с изображением сердечка. Он улыбнулся и написал в ответ: "Знаешь, мне кажется, у нас начинает проявляться взаимность". Он тогда даже не подозревал, что эта смс будет храниться в Наташином телефоне по сей день. Правда, мелкие неприятности нет-нет да проявлялись... Но в основном от уже знакомых лиц...

Однажды, общаясь с одной старой знакомой, женщиной, в общем, не болтливой, он узнал еще одну весьма интересную вещь... У них были общие друзья, знакомые по организациям, они вспоминали их, как вдруг, как-то случайно, заговорившись, знакомая произнесла:
- А кстати, с Марией Ивановной не так давно разговаривала. Та сказала, что вот, мол, Илья – вскружил голову девчонке, Олесе, попользовался и бросил, а сам на другой женился...
- Чего??? - Илья был явно ошарашен... - Так она сама же нас и фактически поженила! Нет, решение-то, конечно, все равно принимал я сам, но она нас постоянно сталкивала лбами с Наташей, даже когда я еще дружил с Олесей! А обиженная девушка, к вашему сведению, на мое признание и предложение быть вместе ответила таким отказом, что я своим детям его буду рассказывать, чтобы, не дай Бог, к такой не попали. Да, я сделал ошибку... хотя уже начал в этом сомневаться... А вообще – какое кому теперь до этого дело, уже прошло черт те знает сколько лет! И уж кому про это говорить – так не Марии Ивановне! Или что, раз Олеся у нее теперь в подругах значится, так ей реабилитироваться нужно?

Илья был взбешон. Вот как Мария Ивановна желает счастья ему и Наташе! Ну, ладно, поговорим... Когда в очередной раз Мария Ивановна пришла в кабинет Ильи с какой-то просьбой, он сперва сделал то, что она попросила, потом закрыл дверь, чтобы никто не слышал их разговора.
- Так, Мария Ивановна! Ну-ка, теперь вы мне расскажите, какой девчонке я вскружил голову, кого я соблазнил и чуть ли не изнасиловал, кого бросил потом, а женился ни с того, ни с сего на другой! Расскажите, пожалуйста, очень интересно!

Мария Ивановна немного опешила, но как-то странно быстро пришла в себя. По тому, как она потом быстро затараторила и даже не назвала ни одного человека, Илья понял, что та знакомая, с которой он разговаривал, была явно не одна, которой Мария Ивановна рассказывала такую историю.
- Значит, так! Я никаких твоих девушек не знаю, сколько там их у тебя, с кем ты там чем занимаешься, это твои проблемы, решай их сам!
- Я их и решу сам, не нужно совать нос в мою жизнь!
- А никто и не сует! Ты сам бросил Олесю, а она так страдала потом. И на Наташе я тебя не женила – я только один раз вас познакомила, а дальше ты сам ездил...
- Разумеется! Я сам ездил на съемки всех ваших мероприятий, которые мне, вообще-то, по барабану были...
- А что? Не сам? Ты же сам подходил ко мне, спрашивал, когда поедем...
- И вы решили, что я хочу увидеть Наташу? Знаете, что! В общем, так! У нас с Наташей стало все налаживаться! Это раз! "Униженная и оскорбленная Олеся", кстати, после разговора с Наташей, получила от меня предложение быть вместе. Если можете, объясните мне, как она, по словам, влюбленная в меня безумно, ответила мне "я с тобой вляпалась, на одной любви не проживешь?" Объясните! Объясните, какого черта вы вообще мусолите эту историю почти пятилетней давности!
Мария Ивановна немного оторопела.
- Она... ТАК сказала?
- Да, именно "ТАК". И еще добавила, но это уже не важно, мне этих слов хватило, чтобы под "Камаз" кинуться!
- Знаешь, Илья... А Наташа действительно святая девушка... Она Ангел... - Мария Ивановна пошла на попятную. - А Олеся тебе никак не подходит. Да и ребенок у нее не подарок, нервный, истеричный – намучался бы только с ним.
- Спасибо, я про все это и сам знаю! И что Наташа – ангел, и что ребенок – не подарок, и что Олесе не муж, а "мужчинка" нужен, причем побогаче! - Илья немного остыл. - Не суйтесь вы больше в нашу жизнь, нет там для посторонних ничего интересного...

В скором будущем Илье предложили работу в другой организации. Над тем, уйти туда или нет, Илья даже не раздумывал – на следующий же день после собеседования написал заявление об увольнении. Все положенные по закону две недели это заявление ему не подписывали – не верили, что он уйдет. На его место не так-то просто найти специалиста, хотя бы потому, что его зарплата зависела и от уже отработанного стажа, и от полученной уже категории, а новичкам предлагался бы голый оклад, который не устраивал даже студентов-практикантов. Да и уметь нужно было очень много – одним ремонтом компьютеров работа не ограничивалась. Да и, кроме того, что его потряхивало при виде Олеси, Илье еще просто надоела рутина и длительное безделье. На новом же месте он с головой ушел в работу. Работу, которую он умел делать очень хорошо. Да и на старом месте уже давно не осталось тех, с кем он начинал свою карьеру. Кто-то ушел на пенсию, кто-то поменял работу. Из старой гвардии остались два-три человека, на остальных местах появились молодые. Заодно он написал объяснительную в ответ на заявление Олеси об ее оскорблении. Коротко и ясно: "Слово, которое я сказал, ругательным не считаю. Это характеристика человека, основанная на его поведении". Написал, отдал – и забыл.

Так совпало, что почти одновременно сменила работу и Наташа. Более престижную, более оплачиваемую. Понемногу стали забываться старые раны, обиды, нервотрепки. Наташа с Ильей уже даже забыли, что когда-то был тот страшный год. Год, когда чуть было не разрушилась их семья, когда чуть было не стало Ильи. Какое маленькое слово - "Чуть" и какую тяжесть, боль и горечь оно скрывает, сколько было пролито слез и истрачено нервов...

Однажды Илья попытался в Интернете найти одного человека, с которым давно не виделся. Зайдя на соответствующий сервер и на скорую руку зарегистрировавшись, он принялся бродить по ссылкам, переходя от одного человека к другому. Вдруг промелькнула знакомая фамилия... На фотографии была Олеся. Рядом была другая фотография с подписью "Мой любимый муж", на которой был изображен знакомый паренек – тот самый, кого Илья хотел предупредить. "Муж"... Илья хмыкнул. Правильнее было бы написать "Мой глупый полезный сожитель" - незадолго перед этим Илья узнал, что они меняют его квартиру. Илья щелкнул мышкой, закрыв окно браузера. Странное дело! Он не испытывал ни злости, ни ревности... Ну, было вначале такое чувство, словно вляпался в старую, сухую коровью лепешку, под которой еще что-то осталось... Но это чувство быстро прошло – осталось полное безразличие. Это их проблемы. Кому там будет впоследствии хуже – еще неизвестно. А Олесе теперь и вовсе с тем парнем нежелательно расставаться – тогда про нее точно слава по всему городу пойдет... Илья махнул рукой, выключил компьютер и засобирался домой...

Уже ночью Илья неожиданно проснулся. Дома стояла тишина. Он повернулся к Наташе. При тусклом зеленоватом свете больших электронных часов она казалась такой прекрасной... Он подпер голову рукой и любовался на нее. Потом поправил волосы, погладил по лицу, шее, груди. Какое-то странное, трепетное чувство охватило его. Почему он не замечал этого раньше? Он наклонился и поцеловал ее. Наташа проснулась.
- Что случилось? - Она испугано посмотрела на него.
- Во! Довел муж жену, что она уже от простых поцелуев шарахается! - Наташа улыбнулась.
- А почему не спишь?
- Тобой любуюсь.

Наташа засмущалась и отвернулась. Потом улыбнулась и снова повернулась к Илье. Он спросил:
- Слушай... А у тебя когда отпуск?
- Скоро уже... А что?
- Давай-ка в отпуск дуй по больницам...
- Зачем? - Она удивленно приподняла брови.
- А... Нам не пора о детях подумать? Или ты уже готова стать матерью? Здорова, как... как... Ну, как кто? Не могу слова подобрать...
- Как бык.
- Ага... как бык... Нет уж, бык, обследуйся-ка ты сначала... Знаешь... То, что у нас было, так просто не проходит, могут и осложнения быть. А мне нужна здоровая жена, здоровая мать и здоровые дети...
Наташа прижалась к Илье.
- А мне нужен здоровый муж. Здоровый и любимый...

...Наташа уснула на груди у Ильи, а он долго еще гладил ее по голове. Она улыбалась во сне, как ребенок. Он прокручивал с памяти события, как кинопленку. Света, Олеся, Наташа... Эх, Наташа, Наташа... Сколько ты вытерпела, сколько пережила. Далеко не каждая на такое способна. Доведись такое до Олеси – стала бы она терпеть? Да конечно нет... Плюнула, послала бы куда подальше и ушла бы. С другой стороны – хороший жизненный урок. Спасибо, очень хороший... Светлана... Прости, Света. Не смог я тогда ничего сделать. Спасибо, что не противилась моим отношениям. Наверное, глупо разговаривать с теми, кого уже нет... Хотя – почему глупо? Это страницы твоей жизни, их просто так не выдернешь. Илья снова посмотрел на Наташу и улыбнулся. Спит... Посапывает, как маленький ребенок... Нет, пора уже своих иметь, хватит друг друга воспитывать...

...На следующее утро, как обычно, Илья собрался на работу, Наташа собрала ему обед и уже протянула ему пакет. Он принял его и, как обычно, прежде чем уйти, поцеловал Наташу. Но вдруг чуть задержался, обнял крепче и не мог оторваться от ее губ. Они так и стояли в прихожей, забыв, что Илья может опоздать на автобус, что у Наташи все сборы рассчитаны по секундам. Они стояли, забыв про все прошлые невзгоды, про все тяготы и нервы. Каждый из них был только в этом длинном, крепком поцелуе и им уже было не важно, что будет через минуту, две, пять, неделю, месяц – уже ничто не могло их разлучить, они просто... Они просто любили друг друга...

на главную

На Ваше обозрение представила Leona