NIK

Мой штурман Слава

Со Славой мы познакомились виртуально, на одном из нижегородских автофорумов. Часто писали сообщения в одних и тех же темах, во многих спорах придерживались одной точки зрения. Но «вживую» друг с другом до определённого момента не встречались.

И вот, этот момент настал. Слава стал искать напарника для участия в «Геокэшинге» или коротко, в ГЕО - соревнованиях по автомобильному ориентированию. И этим напарником стал я.

Что такое ГЕО? С моей личной точки зрения, это соревнования, за счёт которых их организаторы зарабатывают деньги, а участники получают удовольствие. Впрочем, у нас на любых соревнованиях так. Суть в следующем... На определённой территории (на этот раз это был весь Володарский и часть Балахнинского района Нижегородской области – территория по площади немалая) помечаются точки, обычно, в местах с интересной историей, например, старинные полуразрушенные храмы, усадьбы, красивые уголки, созданные самой природой. Чтобы участники не просто столб у дороги нашли, а увидели что-то интересное. Идеальное времяпрепровождение для людей, любящих природу и прогулки на авто. Два удовольствия в одном флаконе. За это удовольствие экипаж должен заплатить 1,5 тыс.р. Мы со Славкой (разрешите, я его так буду называть, надеюсь, он не обидится) решили, что оно того стоит.
На чьей машине соревноваться будем, вопрос не стоял. Славкину старушку-«Ауди» решили пожалеть. Моя длинная «Нива» для этих целей подходила гораздо лучше.

Экипаж на ГЕО состоит из двух человек (официально заявленных). Пассажиров можно брать столько, сколько ваше ТС имеет свободных посадочных мест. Моя жена и дочь были только рады разделить нашу мужскую компанию. Ну, и нам от них польза. Там, колбаску порезать, пока мы от точки к точке переезжаем, воду подать, чай по кружкам разлить. И просто отдохнуть от городских забот.

В 8-00 мы, как штык, были на точке старта. Регистрация заняла пару минут. Старт нашего экипажа по расписанию был назначен на 10-47. Почти три часа томительного ожидания были посвящены наблюдению со стороны за конкурентами и изучению карты района соревнований.

Забыл сказать ещё об организации. За минуту до старта вам выдаётся карта и описание контрольных точек, которые надо «взять», т.е. отметиться на них. Отмечаться просто. В карточке, которую тебе дают на старте, надо написать слово, цифру или просто продырявить эту карточку степлером, который спрятан на контрольной точке. У степлеров на каждой точке свой рисунок из дырок, не обманешь.

Вариантов прохождения маршрута великое множество. Можно ехать от точки к точке, начиная с ближней и пока время не выйдет (время лимитировано, на этот раз каждому экипажу дали 8 часов). Чем проще до точки доехать, тем «дешевле» она «стоит». 5, 10, 15, 20 баллов в зависимости от сложности. Все контрольные точки, а их несколько десятков, за отведённое время объехать физически невозможно, потому каждый экипаж выбирает свой маршрут в зависимости от опыта, проходимости транспортного средства, знания местности и т.д. Но есть одна точка, которая «стоит» 100 баллов. Чтобы её «взять», надо шесть других точек навестить и там, кроме баллов, подсказки собрать. Как позже выяснилось, в итоге-то надо было не 6, а 9 точек объехать, чтобы информацию о 100-бальной точке собрать.

И как вы думаете, какую схему прохождения мы выбрали? Правильно, надо идти за самой дорогой точкой. Мы же не ищем лёгких путей! Вернее, презрение к более простому и результативному маршруту высказал мой штурман (он же Славка, он же Гевара – никнейм у него на форуме такой), природная честность и неадекватность которого были усугублены весенним обострением, от чего его штурманский талант в его собственных глазах увеличился до размеров Джомолунгмы (она же Эверест). При этом мнение второго участника экипажа и пассажиров машины к рассмотрению даже не были приняты. «Слава, - говорил я ему, глядя в его остекленелые глаза, - Слава, опомнись! Тебе везёт, как штурману «Титаника». Не надо риска! Нам проще собрать десять точек по десять баллов каждая, чем искать эту самую дорогую точку в мире. Чтобы её найти, надо найти кучу других точек, разгадать зашифрованные ребусы, и стоит нам хотя бы один раз ошибиться, и всё, конец карьере».

Куда там! Он же подготовился. На его груди гордо висел компас, гораздо активнее реагирующий не на магнитный полюс земли, а на рацию «воки-токи», которую я захватил из дома, дабы поддерживать связь в лесу с этим ненормальным (потеряется ещё, чего доброго), а в кармане был спрятан купленный специально для этого дела транспортир. «Если не будем стремиться к высшему достижению, если не будем преодолевать трудности, то никогда не научимся побеждать в ГЕО», - был его ответ.

Господи, кто ему сказал, что я хочу этому научиться? У меня и в мыслях этого не было. Я просто решил приятно провести выходной день. Но, я с семьёй оказался в безвыходном положении. Вступительный взнос за участие оплачен. Все карты Нижегородской области, захваченные мной из дома, этот гад, сидящий справа от меня, приватизировал и углубился в их изучение. И что мне оставалось делать? Я махнул рукой и сказал: «Делай, чего хочешь, только мне пальцем на дорогу показывай, чтобы я знал, куда мне рулить». Если б я мог предположить, куда он мне покажет…

В общем, стартовали мы по расписанию. Московская трасса, начинающаяся от Нижнего Новгорода, делила территорию соревнований на две равные половины. Вот по ней мы и поехали. Организаторы соревнований перед стартом честно предупредили, что подъезд ко всем точкам справа от трассы, проходит по песчаным дорогам. С противоположной стороны почти ко всем точкам можно добраться по асфальту. «Слава, - говорю я своему штурману, ещё надеясь на остатки здравого рассудка в его голове, - справа по ходу движения три великолепных точки. Песок на дороге «Ниве» не помеха. Давай заедем, отметимся. Очков немножечко наберём». «Нет, - говорит он, - эти точки наводку на 26-ю точку (самую дорогую 100-бальную) не дают. Надо ехать к ЛЭП».

А ЛЭП эта на противоположной стороне Московской трассы, а развернуться там негде. Я посмотрел на своего штурмана и понял, к ЛЭП – оно самое правильное. На его лице это было ясно написано. Пусть он ведёт, главное запомнить, с какой стороны трасса М7 находится, чтобы к вечеру домой добраться.

И что вы думаете? Минут через 15 мы нашли эту ЛЭП. На одной из её опор нужные нам циферки написаны. Мы обрадовались. Всё переписали и назад развернулись. Тут моя дочь говорит: «А вон там ещё одна ЛЭП проходит и там тоже опора есть». Присмотрелись, точно, правду 10-летняя «малявка» говорит, за кустами ещё одна ЛЭП. Идти всего метров 50. Чтобы ребёнка порадовать, решил пройти с ней до той опоры, на которую она указала. Дошли, а там тоже циферки. И символ соревнований – красно-белый квадрат. Всё сходится.

Я моего штурмана к этой ЛЭП подвёз, на новые циферки показываю. Он с невозмутимым видом их переписал, как будто сам их нашёл. Какие-то вычисления сделал и пальцем мне направление показал, да ещё добавил: «5,6 км». Он угадал! Через 5,6 км другая точка встретилась, описанная в сопроводительной записке. Ну, не везунчик? На этой точке мы сосчитали количество плиток на дорожке (так штурман велел) и дальше отправились.
Я никогда раньше не бывал в посёлке Северный, не имел никаких дел с его жителями. Но этот посёлок навсегда останется в моей памяти. В этот день мы проезжали через этот населённый пункт как минимум семь раз. Мы въезжали в Северный с разных дорог, с разных направлений, он постоянно был на нашем пути.
Вот и из второй точки мы приехали в Северный. При этом мы фактически вернулись к точке старта. Развернувшись, поехали в противоположном направлении.

«Я здесь все мели знаю», - сказал мой штурман, уткнувшись в карту, и велел рулить «на Балахну». А это уже другой район. Ну, ему виднее. Поехали. Не доезжая с километр до Балахнинской трассы, мы углубились в лес.
Вы можете представить себе 20-километровое путешествие по лесной дороге, которая постоянно ныряет вверх-вниз, проходит по краю болота, пересекает небольшую речушку всего лишь по бампер глубиной и, к тому же, местами активно продавлена «шишигой»? Я до сегодняшнего дня по такой дороге не ездил, а поверьте, я ездил по полевым дорогам. Но у меня же есть штурман, он знает, куда ехать.

Приехали! Вы не поверите. Прямо на дереве висит степлер, рукой из машины можно дотянуться. Опять ему, а значит и мне, повезло. Только потянулись рукой к степлеру, ещё одна машина подъезжает. Спрашиваю: «Вы тоже через ту «лужу» по бампер глубиной ехали?» «Ага», - отвечают. Ну, слава Богу, не у одного меня такой замечательный штурман. Говорю ему: «Я назад той дорогой не поеду. Застрянем и сгинем в балахнинских лесах».
Он тут же проложил новый маршрут, длиннее прежнего, зато без луж. По пути нам случайно встретилась ещё одна контрольная точка. Штурман утверждал, что он именно к ней нас и вывел. Но, мы-то знаем…

Отъехали от контрольной точки километра четыре, дорога стала заметно лучше, хотя и была песчаной. В лесу увидели подснежники. Решили сделать фотографию на память. В этот момент навстречу нам промчался (именно промчался) ещё один участник соревнований. Бедолага, он ещё не знал, что ждёт его впереди.
Мой штурман проводил его с гордо поднятой головой (на созерцание подснежников он не разменивался).
Вырвались из лесного плена. Вот он, асфальт.

«Стой», - кричит Славка. - Тут неподалёку ещё одна точка есть. Она нам тоже нужна, чтобы 100-очковую точку взять». Я, как увидел, чем он заниматься собирается, чуть из машины не вывалился. Он к карте транспортир приложил, и углы начал измерять. Потом всю карту карандашом расчертил, нашёл пересечение каких-то линий и заявил, что именно здесь и находится нужная нам точка. Оказывается, их так на военной кафедре учили точки искать. Я не знаю, чему ещё учат на военной кафедре, но воинские части искать там точно учат. Весь наш дальнейший маршрут пролегал исключительно по дорогам, проложенным танками в объезд воинских частей.

Вообще, окрестности Нижнего Новгорода изобилуют воинскими частями. А в тех двух районах, где проходили соревнования, плотность этих частей на один квадратный километр, просто зашкаливает все нормы. И в подавляющем большинстве это танковые войска. При выезде к очередной части я молил только об одном, чтобы они не успели передать в следующее воинское подразделение по рации маршрут нашего следования и не направили нам на встречу танки. Судя по следам в тех лесах, танки там встречаются гораздо чаще, чем «Нивы».

Люди, я впервые ехал на легковой машине по дороге, проложенной танками! Не одним танком, а танками!
Но сначала мы решили взять точку, которая была практически на пути нашего следования. «Туда», - в очередной раз показал пальцем штурман, и я поехал. Там оказалось озеро. Ехать по воде я наотрез отказался. Но Славку это не остановило, и он пошёл по воде, аки посуху, найдя перекинутое с берега на берег сухое дерево. Через 20 минут он вернулся с очередной отметкой в карте. Везунчик. И мы поехали туда, куда показали нам транспортир и компас…

«Пойди туда, не знаю куда. Найди то, не знаю что». Именно по этому принципу я вёл автомобиль сквозь лесную чащу. Лесные дороги сходились и расходились, пересекались под разными углами, а мы ехали туда, куда указывал перст моего штурмана. Я потерял ориентацию во времени и в пространстве, я был уверен, что мы давно уже сбились с пути, и надеялся только на то, что дорога всё равно куда-нибудь, да выведет, пусть даже к очередной воинской части, где меня арестуют, а моего штурмана расстреляют. Из танка!

Мои мысли прервал властный голос штурмана: «Здесь». Уткнувшись в карту, он добавил: «Это малый треугольник, это большой треугольник. Пошли». Мне было уже всё равно. Мы растянулись цепью и стали прочёсывать лес (видимо их так учили на военной кафедре). Моя дочь вновь отличилась. С воплем «Вот она» дочь понеслась к дальней берёзе. Я не верил своим глазам. Этот «художник» с помощью транспортира и компаса сумел правильно нарисовать на карте, а что ещё более удивительно, привести нас к нужной точке.

Мы вернулись к машине и в этот момент услышали шум мотора. К нам кто-то приближался. Через минуту из-за поворота выехали «Жигули». Я, размахивая руками, бросился к ним. Назад по той же дороге мне ехать не хотелось, и я решил спросить у водителя, как нам короче выехать к цивилизации. Я не успел его об этом спросить, он меня опередил.

«Мужики, а я здесь куда-нибудь выйду», - спросил он с отчаяньем в голосе. Я понял, это конец. Он ехал со стороны, противоположной той, откуда приехали мы. Значит и там, откуда он приехал, цивилизации не было. От отчаяния я чуть было не предложил ему в попутчики «замечательного» штурмана, который его обязательно выведет… куда-нибудь. Скорее всего, к воинской части. А там, на танке до города рукой подать. Но вовремя сдержался. Всё же, Славка нашёл эту проклятую точку в дремучем лесу. Сдаётся мне, что на военной кафедре он был отличником.

Оказалось, водитель встречного автомобиля решил срезать путь с Московской трассы на Балахнинскую. Нам нужно было в противоположную сторону. Посоветовав друг другу ехать «по моему следу» мы расстались. «Ну, если он на «жигулёнке» сюда проехал, то мы на джипе и подавно проедем», - решил я. «Нива» была другого мнения. Через пару километров под ней что-то хрустнуло и забренчало. Визуальный осмотр показал, что лопнула передняя правая пружина. Чуть позже, мастер, с которым я по телефону договаривался о ремонте, сказал, что за всю его жизнь это второй случай, когда на «Ниве» лопается пружина. И оба этих случая произошли именно с моей машиной. Действительно, полгода назад я уже менял лопнувшую пружину. Тогда я решил полями срезать дорогу из районного центра Большое Болдино до районного центра Сеченово той же Нижегородской области. Но это совсем другая история…

А пока мы продолжили соревнования. Ну, что такое лопнувшая пружина по сравнению со 100-бальной точкой? На спидометре в тот момент было 120 км от точки старта. Километров через пять мы выехали на более широкую дорогу. Она оказалась очень похожа на те, что оставили после себя танки, только была более широкой и с более глубокими ямами. «Полигон», - уточнил штурман. Сердце у меня ушло в пятки. «ГАЗовский», - добавил он. «Слава Богу, значит, здесь не стреляют». Сердце вернулось на место. И мы покувыркались по дороге, где проходят испытания отечественные «шишиги» и БТРы, производимые на Горьковском автозаводе.

Вдруг, слева за кустами пронёсся «Запорожец». Он именно пронёсся со скоростью истребителя. Я бы не поверил своим глазам, но мои попутчики увидели то же самое. Причём, за «Запорожцем» волочился прицеп адской конструкции. Мы продрались сквозь кусты и оказались на идеально ровной широченной асфальтовой дороге.
«А это испытательная полоса для легковых автомобилей. - Обрадовал нас штурман. – Она параллельно той дороге идёт, по которой мы ехали». Я промолчал, всё же, он нашёл ту точку в лесу…

С полигона мы выбрались с трудом (я в этом и не сомневался, не может быть всё настолько хорошо). Естественно, полигон со своей парадной стороны был закрыт на большой замок, мы вернулись назад, нашли дорожку в лес, на которой «растворился» «Запорожец». Через километр выехали на асфальтовую дорогу и в итоге приехали, куда бы вы думали? Правильно, в посёлок Северный. Но не он был целью нашего маршрута. Наш путь лежал на запад! Там была очередная, нужная нам точка.

Не буду в деталях описывать наш дальнейший маршрут. Скажу только, что, промчавшись километров 50 по Московской трассе, мы почти доехали до границы с Владимирской областью, свернули в лес и вновь танковыми тропами мимо воинских частей (а куда без них) взяли ещё две довольно сложные точки. В поисках одной из них отличился ваш покорный слуга. Я просто пошёл наобум и уткнулся носом в дерево, на котором был заветный знак. Штурман назвал это интуицией. Я не возражал. Последняя, взятая нами точка, по описанию, должна была находиться на берегу живописного карстового озера, где, собственно, мы её и нашли. Озеро, действительно, оказалось живописным. Дорога к нему пролегала… Ну, думаю, вы поняли.

Итак, до финиша оставалось меньше часа, мы были на границе Нижегородской и Владимирской областей. Из шести необходимых нам для вычисления самой «дорогой» точки, было взято пять. Оставалась ещё одна, после взятия которой мы могли попробовать разгадать загадку и найти самую главную точку в жизни моего штурмана. К этой, шестой точке, мы и устремились. Но время неумолимо таяло, а лесной танкодром и лопнутая пружина не давали возможности разогнать «Ниву» до скорости самолёта. Доехав до поворота на шестую, нужную нам точку, мы остановились в нерешительности. По подсчётам штурмана, 15 км туда, и 15 км обратно. Плюс время на поиски точки, плюс время на решение загадки, плюс поиски самой «дорогой» точки в мире. И на всё про всё полчаса. И тут Славка впервые прислушался к голосу разума, который, в моём лице, объяснил ему, что только дорога до финиша займёт всё оставшееся время. А штрафные очки за опоздание с лихвой перекроют все набранные нами баллы.
Вздохнув и посмотрев в даль, он сказал «поехали». И мы направились к финишу.

Финишировали мы за три минуты до окончания контрольного времени. На спидометре красовалась «круглое» число – 300 км . Да, мы не взяли вожделенную 100-очковую точку. Да, пойди мы по более простому пути, собирая точки все подряд, могли бы набрать больше очков и занять более высокое место. Но, зато, мы сделали попытку. И она во многом увенчалась успехом. Мы победили. В первую очередь, мы одержали победу над своей неуверенностью. Мы поняли, что нет ничего невозможного. А самую «дорогую» точку мы ещё возьмём. А, возможно, мы её уже взяли, только об этом не догадываемся.

P.S. Через день, после написания этого отчёта, были опубликованы результаты соревнований. Когда я их увидел, то не поверил своим глазам. Прочитал ещё раз и опять не поверил. В нашем зачёте из 23 участников мы пришли вторыми. Если учесть, что мы не имели опыта подобных, да и вообще никаких, соревнований (кроме "весёлых стартов" в школьные годы), считаю, что мы взяли эту высоту.


На Ваше обозрение представила Leona