polnoprivod

ЧТО ДЛЯ НАС ЗНАЧИТ РЕАЛЬНОСТЬ...

Володя тормошил меня уже довольно долго, но я продолжал старательно изображать, что сплю крепким сном и просыпаться даже не собираюсь... Наконец его терпение лопнуло, и, сказав: "Не хочешь вставать – не надо, завтрак съем сам!", Володя ушёл на улицу. Через минуту загудел мотор Нивы, и я волей-неволей поднялся с кровати.

Жильё, предоставленное нам на ночь, представляло собой небольшую хатку с крытой соломой крышей и земляными полами, стоящую на окраине небольшой деревеньки рядом с более крупным и комфортным домом, в котором, собственно, и жил хозяин нашего сегодняшнего пристанища. Это был типичный русский мужик, проживший жизнь в тайге и привыкший к тишине и спокойствию, лет так 60-65-и, заросший крупной рыжей щетиной и постоянно хмурый, как осенняя туча. Он явно был не рад нашему визиту, но всё же согласился отдать нам на ночь "хотя бы этот сарайчик". У меня сразу сложилось впечатление, что этот человек, вообще, не любит людей либо не любит их присутствие рядом.

Я вышел на улицу и, потирая глаза, пошёл к колодцу, чтобы умыться холодной водой. Было ещё темно, но через часик уже начнёт рассветать, и к этому времени нужно быть на озере, а мы ещё точно не знаем, какая нас ждёт дорога до него. Со слов местных, дорога туда есть, но "не важная", а на сколько "не важная", нам только предстояло узнать. И потому, быстро перекусив и попив горячего чаю, мы поблагодарили хозяина за ночлег и отправились в дорогу.

Только сейчас на меня нахлынуло, только сейчас я понял, что нахожусь в тайге за много километров до асфальтированных дорог, городов и всех "атрибутов цивилизации". Только в данный момент я понял, что нахожусь там, где хотел побывать очень давно... Дорога была довольно сносной, и Володя мог поддерживать скорость на уровне сорока километров в час. Пока что Крок свободно преодолевал предложенные ему буераки, перепрыгивал через ямы и форсировал многочисленные ручьи. Ехали мы уже минут двадцать, но всё это время почему-то молчали, и я решился первым разорвать тишину: "Всё-таки красиво тут, Володь, как нигде". - "Нормально" ответил Вова в свойственной ему немногословной манере, и я понял, что болтать он сейчас хочет меньше всего...

Когда дорога закончилась лесопилкой, а нам нужно было ехать ещё километров пять, я понял, что значило выражение местных "дорога не важная" – дальше её просто не было. По нашим представлениям до Стрижьего (так местные жители называли озеро, на которое мы собирались) нужно ехать ещё километра два по лесу, а потом около трёх по лугу с редкими болотистыми местами, и затем мы должны выехать к трём озёрам, центральное и будет Стрижьим...

Около получаса ушло у нас для преодоления лесного участка, пришлось много пилить бензопилой и оттаскивать в сторону упавшие или покосившиеся деревья. Выехав на открытый участок, мы поняли, что если это место когда то и было лугом, то сейчас явно им не является, а представляет собой скорее редколесье. Через пару километров, когда мы уже были готовы увидеть перед собой озеро, Вова умудрился заехать в большую яму, и прежде чем нива села на брюхо, он долго буксовал и не внимал моим советам перестать сажать машину. Когда он убедился, что Крок больше не двигается ни на миллиметр, заглушил машину, вылез и констатировал: "Понятно, на пузо сели". Я не мог не заржать, как тот конь, и после смеха до боли в животе оставил Володю копать, а сам решил осмотреться. Оказалось, что до озера нам оставалось ехать от силы метров четыреста, и что на его берегу стоит небольшая избушка с подпёртой поленом дверью. Внутри я нашёл запас спичек, керосинку, пятилитровую канистру с керосином, соль и кучу дров рядом с домом. По всему берегу росли молоденькие сосенки и то ли осинки, то ли ещё что-то похожее. Володя, наконец, откопался и приехал ко мне. Он был не в обиде, что я оставил его откапываться одного, так как понимал, что сам спорол чепуху... Впрочем, он и не может куда-нибудь поехать и не покопать, – если машина сама не застрянет, Володя её обязательно засадит, ибо по-другому "это не езда". Мы расположились в домике, затопили печь, выгрузили все вещи и решили, что рыбачить начнём только, когда полностью обустроимся.

Об этом озере нам рассказал общий знакомый, Константин Дмитриевич Куприянов. Будучи старше нас лет на …цать, он ещё в девяносто втором году побывал здесь и рассказывал, что водятся в том чудном водоёме окуни под 3 кг и огромные щуки, "похожие на вашего крокодила". Он утверждал, что брат сестры кума до сих пор ездит туда, и там ничего не изменилось. В доказательство он показывал нам фотографии различной давности, где они с тем самым дальним родственником, расплывшись в улыбке, держали в руках и вправду очень крупных щук. После долгих уговоров жёны таки отпустили нас, потребовав целую кучу обещаний, и мы, немного подготовив Володиного Крока и загрузив его необходимыми вещами, отправились в долгий путь длинною не одну тысячу километров...

К вечеру мы обустроились и решили всё-таки порыбачить. Честно сказать, руки чесались ещё с тех пор как Володя подъехал к озеру, и хотелось сразу же всё бросить, схватить спиннинги и удочки и рвануть на водоём. Но всё же разум возобладал, и вот только теперь пришло время отдыха. У каждого из нас была своя "надувнушка", и мы не раз благодарили Крок, что он позволил нам их брать. В своё время именно я сподвиг Вову купить пятидверку, и теперь он частенько говорил, что если бы не я, то он теснился бы в коротыше. На самом деле, я всего лишь добавил ему денег на Крок и помог найти хороший б\у вариант...

Володя взял спиннинги и свою огромную коробку с приманками, я же решил прощупать поплавочной удочкой наличие белой рыбы в водоёме. Озерцо было не очень крупным, и я, будучи не далеко от берега, мог видеть Володю, находившегося почти в центре водоёма. Червей я накопал прямо возле нашего теперешнего домика и собирался в первую очередь попробовать половить на них. Сразу решил не подкармливать, а сначала попробовать половить просто так. Результата это не принесло, и я немного отплыв в сторону, заякорился перед перспективным местом. Здесь свисали к воде ветки какого-то деревца, и туда я и закормил. Через минут пятнадцать после заброса последовала мощная поклёвка, с рыбой я боролся минут сорок, а затем-таки вытащил двенадцатикилограммового сазана. Володя, завидев всплески крупной рыбы, приплыл, дабы помочь мне и поглазеть на монстра. Выслушав поздравления и приятные оскорбления , я посмотрел к нему в лодку... и увидел РУСАЛКУ! Она лежала на дне лодки и улыбалась, потирая хвостом Володину ногу и подмаргивая мне ярко голубым глазом. Володя ехидно усмехнулся и сказал: "Но мой-то улов поприятнее будет!" Я кивнул головой ..................и начал просыпаться...

Володя тормошил меня уже довольно долго, но я продолжал старательно изображать, что сплю крепким сном и просыпаться даже не собираюсь... Наконец его терпение лопнуло, и сказав: "Не хочешь вставать – не надо, завтрак съем сам!", Володя ушёл на улицу. Через минуту загудел мотор Нивы и я волей-неволей поднялся с кровати... выглянул в окно – на улице было много людей, они спешили по своим делам, воздух пропитан городской гарью и его даже нет желания набирать в лёгкие. Сон всё дальше уходил от реальности... Но я знал, – когда-то я туда поеду!


На Ваше обозрение представила Leona