romandc

Галопом по Европам или на Ниве в Финляндию

(рассказ в двух частях с прологом, эпилогом и транспортным налогом)

Пролог.

Все мы слышали с раннего детства одну притчу: "Когда три слепца решили узнать, что такое слон, они попросили подвести им это животное для ощупывания. Слона привели, и все трое подошли к слону с трёх сторон. Один подошел, пощупал хобот и сказал:
- Слон - это толстая змея!
Второй пощупал ногу слона и сказал:
- Слон - это высокая колонна!
Третьему досталось ухо слона, и он сказал:
- Слон - это большой лист! "

К нам, двум путешественникам из большой южной страны Venaja (Вэняйя, так уж Россия называется по фински), страна Суоми всю дорогу была повёрнута самой приятной на ощупь и взгляд частью тела. Все два дня, что мы путешествовали "дикарём", светило очень тёплое солнышко, а если уж северный холодный ветер и заглядывал в место, где мы останавливались перекусить, то так, напомнить о себе, мол: "Тут я, никуда не делся, отдыхаю просто, и вы отдыхайте... пока."

Но, давайте по порядку. И начнём издалека.

Часть первая. ТУДА.

Глава первая. Через терние!

Почти ровно два месяца назад нам, мне и моему племяннику Дмитрию, вдруг в головы стукнула мысль: "Раз уж в наличие имеется почти абсолютно новая машина, типа Нива 4х4, так почему бы не махнуть на ней куда-нибудь за бугор"? В Египет, правда, опасно - Нивка верблюдов не видела в глаза никогда, может испугаться, понести. В США, наверное, не пустят, как-никак ВАЗ 21310 - секретное оружие коммунистов! В Японию нельзя - места мало, а у Нивы этой модели радиус поворота больше, чем на Икарусе, тесновато будет. Оставалась только Финляндия - соседняя страна, и ехать из Питера недалеко, и была надежда, что финны удовлетворятся стандартом ЕВРО-2, к которому относится система выхлопа Нивы.

В общем, передо мной встала задача, в кратчайший срок раздобыть загранпаспорт, которого у меня не было аж с советских времён, когда его туристам на руки не выдавали, и оформить визу. Можно, конечно, было и в турагенство обратиться, но я решил сам пройти все круги ада и заодно сэкономить денег, как-никак турфирмы за услуги оформления дёшево не берут.

Конечно, поступил я очень опрометчиво, но в конце-концов всё получилось как нельзя лучше. Правда, пришлось шесть или семь раз вставать в пять часов утра! Четыре раза - для того чтобы сдать документы на паспорт и получить сам паспорт, и три раза - для того чтобы оформить визу. И каждый раз, придя к дверям ОВИРа или воротам финского консульства ни свет, ни заря, я оказывался вовсе не первым. Находились люди, занимавшие очередь и в четыре часа утра!

Так что, если вы вдруг окажетесь случайно во дворе дома по адресу Лесной 12, не удивляйтесь, увидев толпу, - это не фанаты футбольного клуба, это несчастные, решившие сэкономить! А если судьба занесёт вас на Кирочную, то приготовьтесь увидеть самую настоящую километровую советскую очередь. Знайте - это всего лишь жертвы собственного любопытства и стремления отдохнуть "по-человечески".

Итак, цель поставлена - выехать из страны проживания за границу, желательно без тяжких последствий, с намерением посетить дачу наших родственников в городе Enonkoski, что находится на северо-востоке от Хельсинки, севернее райцентра Savonlinna.

Глава вторая. Таможня даёт добро!

Итак, - день первый! 22 июня, пятница - 6 часов утра.

Подъезжаю к Димке на квартиру, оттуда в Ленту (супермаркет в Питере), затем, не спеша, выезжаем на Выборгское шоссе и поворачиваем Нивку носом в сторону города Выборга. Это, в принципе, не далеко, где-то километров 100 от Питера, но нас тянет ехать короткими дорогами.

Поэтому мы слегка плутаем, забираемся в такую глушь, куда Иван Сусанин поляков не гонял, но затем опять попадаем на Выборгское шоссе. В конце-концов, мы сворачиваем с шоссе в сторону Выборга и начинаем плутать уже по городу, приставая к прохожим и пытаясь выяснить, как же нам всё-таки попасть в МАПП Брусничное? Этот самый МАПП (с финской стороны он называется Nuijamaa.(Нуийямaa)) и есть один из таможенных пропусков в Финляндию. И ведёт он в самый, наверное, посещаемый русскими город - Lappeenranta.

Одна добрая душа с парой советов и собственное умение выкрутиться из любого, даже самого извилистого прохода, спасают положение. Ещё немного покрутив по Выборгу, мы выбираемся на дорогу на Брусничное.

В машине царит напряжённое ожидание скорого краха всех надежд. Чем ближе пограничный переход, тем больше мандраж. Это вполне объяснимо. Целую неделю, до этой поездки, мне лично внушали все и вся, что в Финляндию на Ниве проникнуть невозможно, что надо иметь на человека, как минимум, 200 долларов в сутки. Что делать там абсолютно нечего, ходить там никуда нельзя, смотреть не на что и вообще, идея поехать туда крайне дурная и пахнет изменой Родине!

И вот, имея на двоих в кармане 280 евро, карту Виза и десяток тысяч деревянных, автомобиль Нива с визгливым генератором и дребезжащими на скорости стёклами, мы сами вибрировали от страха, успокаивая себя только тем, что: "ну, завернут, так домой поедем".

Запас бензина - почти полный бак и сорок литров в канистрах. До первого КПП остаётся триста метров, и мы решаем залить весь наличный бензин в бак. Всё дело в том, что в Финляндию провозить горючку нельзя. Не более 10 литров в канистре. Значит надо залить бак как можно полнее. К моему удивлению, 60-литровый бак Нивки заполняется по горловину и ещё остаётся литров 17 в канистре! Приходится бросить канистру в ближайшие кусты. Без надежды её оттуда выудить на обратной дороге. Ну, да ладно - впереди граница!

Подъезжаем к первому посту. Первая российская проверка загранпаспортов. Улыбка, прилипшая к лицу. Судорожный поиск паспортов. Голос, откуда-то из-под сидения, тонкий, как у комара: «Иззздравствуйте!».

- У менья дипломатик паспоорт, я буду жаловАться!
- Изжай себе, мил человек.

Ффух, проехали, даже не выходя из машины. Мы в пограничной зоне. Узкая полоса асфальта петляет среди скал, аккуратно обрезанных, чтобы не выползли случайно на дорогу. Дорожные знаки вдруг становятся непривычного жёлтого цвета. Ограничение скорости - 60 км/ч. Мимо проносится иномарка с российскими номерами, прямо в объятия гаишника, залёгшего в засаду в небольшой ложбинке. Немного попетляв между скал и счастливо избежав беседы с гаишником, как-то незаметно оказываемся перед очередным шлагбаумом. На сей раз вместо бдительного пограничного офицера - затянутая в зелёное мадам.

- Покажите ваши...
- Фройляйн, как можно?!!
- ...паспорта. Пока, только паспорта.

Ещё один заслон преодолён! Дальше - хуже. Мандраж усиливается! Наркотики, оружие, сильнодействующие яды, водка и нелегальные проститутки норовят выскочить из багажника, как чёртик из коробочки! Прямо на асфальт перед основным КПП с российской стороны. До КПП пятьдесят метров. На светофоре - красный свет. Перед нами три машины. Встаём в очередь. От маленькой зелёной будочки КПП (а-ля ларёк) отваливают ещё две тачки. Стоящие перед нами, не обращая внимания на красный сигнал светофора, трогаются с места. Потихоньку трогаемся и мы.

- Русиш швайн? Курка? Яйко?
- Русские по первой не закусывают!!!
- Я вижу вас в первый раз?
- Дай Бог, чтоб не в последний!

На самом деле, дежурный по КПП сегодня отменно вежлив и добр. Чувствуется, что сегодня у поста почти выходной день. Несмотря на то что на календаре пятница и к тому же почти полдень, на переходе практически никого. Так... кошкины слёзы. Поэтому, нам успевают доходчиво объяснить, как истинным нубам, как заполняется декларация. Причём, как самым настоящим, неподдельным нубам, объяснить два раза.

Досмотр. Наркотики, оружие, сильнодействующие яды и пр. рвутся наружу, но уже не так сильно, поскольку досмотр машины такой же беглый и поверхностный, как инспекторская проверка общественного туалета. Но, впереди главное, наиглавнейшее препятствие - финская таможня.

Едем ещё несколько километров, попутно забежав в магазин "дьюти фри". Это магазины без пошлины, которые бывают только на границах или в аэропортах. Правда, непьющему человеку делать там практически нечего. В продаже только винно-водочные изделия и парфюм. Парфюм, наверное, для алканов-экстремалов. Племяш с невозмутимым видом выбирает коньяк, а мне как человеку непьющему остаётся только терзаться нехорошими предчувствиями. Страшно хочется домой! Оказаться бы сейчас дома, на родном диване, перед родным телевизором! Я уже почти созрел, чтобы развернуться и задать стрекача на Родину, ставшую вдруг такой далёкой и недоступной.

Но, делать нечего, коньяк выбран и Нивка, прошелестев ещё десяток километров, упирается в очередной российский шлагбаум. Тьфу, да сколько ж можно! Опять особа особо женского полу.

- Стой, кто идёт! Предъявите паспорт! Остановись, живое существо! В этих местах ты бродишь напрасно...
- Huva'a' Pa ' iva ' a ' !
- Дооозвидания!

Наконец, Nuijamaa. Впереди домик-ларёк финской таможни. Хотя ларьком его назвать язык не поворачивается, скорее - павильон! Всё повторяется почти в деталях - красный свет на светофоре, пятьдесят метров до заветного шлагбаума. Только и асфальт и само КПП, и светофоры выполнены по-другому. Как будто из коммуналки в центре Питера попали на квартиру к "новому русскому". Машина у будки трогается. Теперь наш черёд. Павильон, в котором сидят два здоровенных финна, почти весь из стекла. Паспорта на стол.

- Куда напрафляетэсь?
- К сястре мы, погостить у сястры!
- Пааччиму проехали на красный сфет?
- Ап... Дык... Пкх... Ну, это, дело такое. Мы как все!
- Ещё рааз, и будит штраффф!
- Не извольте беспокоиться вашбродь! Премного благодарны, вашбродь! Со всем нашим почтением!

После пережитого позора меня просто трясёт от каждого дорожного знака, поворота и встречного автобуса. Даром, что за рулём сидит племяш. От этого мне ещё хуже. Каждый водитель знает это состояние, когда ты едешь пассажиром, нет возможности влиять на ситуацию, и от этого развивается ещё больший мандраж.

Едем по дороге номер 13. На знаках - 60 км/ч. Димка ругается сквозь зубы. Хвост из стоящих на обочине фур перегораживает дорогу почти полностью. От полосы в нашем направлении остаётся только половина, да и по этой узенькой полоске навстречу нам прутся легковушки и автобусы. Наконец хвост заканчивается и на знаках появляется цифра 80. Уже лучше!

Едем ещё немного. Я в роли штурмана с картой на коленях читаю легенду: "Где-то здесь должен быть поворот. Где-то здесь должен быть поворот. Где-то здесь должен быть..." На обочине щит, говорящий, что съезд на ту дорогу, на которую нам нужно попасть (шоссе №6), где-то здесь рядом. Смотрим во все глаза, пытаясь за знаком увидеть асфальт, но его нет!!! Нужная нам развилка оказывается как раз ПЕРЕД щитом и мы её благополучно пролетаем со свистом.

Разворачиваемся. На Нивке-крокодиле это не так просто, Цепляем обочину, чуть не влетаем в кусты, но всё же разворачиваемся. Спускаемся вниз на дорогу номер 6. Вот это уже другое дело!

Глава третья. Мы едем, едем, едем…

Рисунок 2

Трасса Номер Шесть Koskenkyia-Kajaani (Коскенкуйя-Кайяни) - это, пожалуй, одна из самых длинных дорог Финляндии. Протяжённее разве что Трасса номер Пять, ведущая от Хейнола аж на самый край Лапландии. Зато трасса №6 ведёт вдоль всей российско-финской границы и подбирает всех механизированных туристов, которые не стремятся прямиком в район Хельсинки. Из Нуйямаа по этой дороге можно запросто попасть в такие знаменитые города, как Иматра (Imatra) и Савонлинна (Savonlinna). Но самым первым после поворота от Нуйямаа в сторону Иматры становится небольшой город Йоутсено (Joutseno). А первым местом отдыха после первого марш-броска по финской дороге для новичков становится небольшая парковка, на которой вывешены регалии города Йоутсено.

Здесь мы и остановились, отдышаться, прийти в себя и глотнуть настоящего, сертифицированного, заверенного гербовой печатью, чистейшего финского воздуха.

И только мы остановились, как издалека завыла полицейская сирена. Сирена всё приближалась и приближалась, воя до того истошно, что выворачивало наизнанку. Сразу перед мысленным взором пронеслись последние нарушения дорожных правил – красный свет, неуклюжий разворот. Может быть, ещё какие-то нарушения, которых мы не заметили. Сразу захотелось сдаться на милость победителя и признаться в убийстве Кеннеди (причём обоих), краже Сикстинской Мадонны и растлении малолетних, до кучи. Вой всё нарастал, пока наконец мимо нас (мимо! какое счастье!) пронёсся по дороге, чуть ли не под 200, здоровенный фургон, смахивающий на Хаммер, с полицейскими мигалками на крыше! Мы вздохнули с облегчением и проверили штаны на сухость. Да, полиция у них ездит явно лучше и громче нашей!

Стоянка, по местным меркам, была довольно большая. Обычно стояночки, что попадаются через каждые километров пять-десять, - это просто небольшие карманы, отделённые от основной дороги рядом кустов. На такой стоянке обычно где-нибудь прячется уютный столик с парой скамеек, большой бак с крышкой для мусора и туалет. Впрочем, туалет - понятие растяжимое. В прямом смысле этого слова. Отойди от дороги на десяток метров - вот тебе и туалет. Прямо как в России! Удивляет только то, что на любой из этих стоянок чистота необъяснимая! Даже не чистота, а чистотища! И что интересно, - ни единого дворника на четыреста верст! Подобные стоянки пустуют очень недолго, несмотря на то что машин на дорогах - раз-два и обчёлся. Бывает так, что на одну и ту же стоянку финны сворачивают один за другим. Не общаясь друг с другом и вроде бы стараясь даже друг-друга не замечать.

Мы тоже постоянно делали вид, что нас здесь нет. Особенно в первый день. На Нивку, необычную в этих местах, несомненно смотрели с интересом, но никак его не проявляли. Зато на дороге мы обратили внимание, что скоростной режим соблюдать буква в букву здесь очень сложно. Сами финны его соблюдают несколько наперекосяк. Само собой, в тех местах, где расположены видеокамеры полиции, финн едет с указанной на знаке скоростью. Но вот всё остальное время - на десять-двадцать км/ч выше.

Разметка

На знаке - 100 км/ч. Мы двигаемся ровно 100 км/ч. И сзади нас постепенно выстраивается вереница машин. Там, где обгон запрещён, - линия разметки либо двойная сплошная желтого цвета, либо с нашей стороны жёлтого цвета и сплошная, а с противоположной стороны - она белая и прерывистая. Неокрепшему русскому мозгу отследить извилистые пути этой линии довольно сложно. Вот она, то желтеет двойной линией, а то вдруг белеет то с одной, то с другой стороны.

В представлении русского водилы, - где нарисована жёлтая линия, там не действует белая! Поэтому, для того чтобы правильно и не нагло обогнать, нужно до рези в глазах присматриваться – а с какой стороны белая линия сейчас? Но мы, в силу естественных причин, сумели обогнать за все два дня лишь один раз медленно ползший по дороге трактор с включённой аварийкой. Да и то случилось это уже на второй день, когда нервы уже слегка успокоились.

А пока мы ползли (по представлениям финнов) по дороге, старательно соблюдая скоростной режим. И там, где был разрешён обгон, пропуская местных вперёд. Финны выскакивали один за другим у нас из-за спины с видимым облегчением. Обгоняли на скорости 140-150 и опять сбрасывали скорость до привычных 110. Выглядело это так, как будто машины, обогнав нас, моментально теряли скорость. И ещё долго-долго виднелись впереди, отрываясь от нашей Нивки со скоростью пешехода.

Ничего особо ценного для наблюдений по дороге очень долго не попадалось. ВИДЕО 1.

Но внимательному глазу всё же открывалось иногда нечто необычное - то лесок из ёлок одинакового роста с абсолютно одинаковыми ветками, на которых даже иголки, наверное, были выстроены по ранжиру! То высоченная, чуть покатая скала над дорогой. И на самой верхней части этой скалы – камешек величиной с машину, подпёртый снизу тоненькой палочкой, как будто в насмешку.

Финские дороги, вообще, очень сильно отличаются от русских. Не говоря уж о качестве покрытия и знаках, повторяющихся через каждые два километра. Финские знаки – особый разговор. Заблудиться в Финляндии невозможно, надо быть совсем-совсем тупым, чтобы не сориентироваться, куда ехать. Само собой, надо иметь карту и хоть какое-то представление, куда собрался порулить. Но рассчитывать на то, что можно будет ехать по шоссе, обозревая из окон машины города и веси, не стоит совсем. Только изредка мелькнёт близ дороги домик, не отгороженный от проезжей части никакими заборами, а только парой ухоженных клумб. Или, вообще, лишь деревянной статуей медведя, вставшего на дыбы.

Никаких деревенек вдоль трассы с привычными бабульками, торгующими картошкой и молоком («от своёй коровы, ты ня сумлевайся милок», хотя доподлинно известно, что последнюю корову в этой деревне зарезали аж в 1995 году). Никаких городских построек на горизонте, разве что промелькнёт под виадуком одинокий светофор, сигнализируя: «Здесь цивилизация недалеко»! Города и деревни как-то сторонятся центральных трасс или это дорога убегает от жилых мест, пытаясь остаться такой же пустынной.

Наконец, мы сворачиваем на шоссе районного масштаба №14. Путь наш лежит в сторону города Савонлинна (Savonlinna). Дорога ещё более пустеет. Нас уже почти некому обгонять, разве что ветру или облакам, которые постепенно рассеиваются, исходя на нет. И вдруг над лесом вырастает странная башня, одиноко стоящая в лесу, точнее – над лесом. Наблюдательный пост инопланетянина или причал для летающей тарелки, а может, просто – водонапорная башня, кто знает? Но выглядит эта конструкция над лесом просто потрясающе. Особенно после долгого отсутствия признаков урбанизации ВИДЕО 2 .

Рисунок 4

Решаем отдохнуть на первой попавшейся стоянке на берегу живописного озера. К нашему удивлению на ней отдыхают аж три финские машины. И одна из них – довольно древняя девятка красного цвета. Кто-то из местных, видимо, решил поиметь немножко экзотики. Впрочем, финны быстро разъезжаются, оставив нас наедине с природой. Подбираю камешек с финского берега – на удачу.

Ну, что ж – отдохнули, едем дальше!

Приближаемся к Савонлинна. Весь прикол в том, что мы едем на дачу родственников по словесному описанию и паре фотографий. Есть надежда, что дом мы всё-таки найдём, но нет уверенности, что это будет легко. Потому что слова - они и есть слова, и не дают ни малейшего представления о том, как это выглядит на самом деле. Но первая задача, с которой мы кое-как справляемся – в Савонлинна повернуть перед супермаркетом ПРИЗМА направо.

Появление большущего супермаркета, чуть ли не из лесной чащи, достаточно неожиданно. В деталях это выглядит так – едем по дороге, вокруг рощицы, лес, перелески. Проезжаем дорожный знак, означающий город. Но по сторонам дороги ничего не меняется. Тот же самый лес. И вдруг! Внезапно лес обрывается, и справа возникает огромная площадь с автостоянкой, на которой высится здание супермаркета.

Поворачиваем направо на дорогу местного значения за номером 471. Скоро конечная цель нашего маршрута – Энонкоски ( Enonkoski )!

Глава четвёртая. Три сосны.

Повернув налево от ПРИЗМЫ, мы оказались на дороге совсем-совсем местного значения. И тут же с экранов наших радаров пропали всякие признаки присутствия живых людей. Если раньше нас и догоняли, и обгоняли, и летели навстречу, а в придорожных кафе тусовался какой-никакой народ, то теперь вымерло буквально всё. Несмотря на то что шоссе начало пробегать сквозь деревеньки, ни в одной из них не показалось в окне любопытное лицо, не ковырялись на грядках пенсионеры-ударники огородного труда, не валялся в придорожной канаве ни финский колхозник, ни финский пастух. Короче, трасса номер 471 хоть и пролегла через посёлки, всё равно создателям игры и фильма Сайлент Хилл, стоило бы наведаться сюда, для того чтобы набраться впечатлений.

Эта дорога показалась нам отчего-то скучноватой. Единственное, что более-менее развлекало, – это гадание: что же находится в этаких больших роликах, похожих на гигантские круги сыра, запакованного в белый полиэтилен, лежащих около каждого поля. На этих полях у финнов ничего не растёт, то есть, может быть, конечно, там что-то и посажено, но каждое поле выглядит просто-напросто большой зеленой лужайкой с чередой больших белых кругов по краю. Загадка белых кругов преследовала нас оба дня поездки. Выдвигалась масса гипотез, что же это такое – то ли большие таблетки сухого топлива, которые финны жгут в особо сильные холода, то ли яйца гигантских зубастиков, то ли на самом деле сыр разложенный на дозревание. Вот за этим занятием мы и провели остаток пути, вроде бы небольшой по километражу (около тридцати километров всего), но долгий из-за сплошных скоростных ограничений. Иногда восемьдесят км/ч, но чаще всего шестьдесят.

Стольный город Энонкоски показался довольно неожиданно. Спуск вниз, довольно крутой поворот, - и мы у цели нашего путешествия. Хочу напомнить, что ехали мы повидать дачу родственников по словесному описанию. Место там только-только застраивается, сама дача в N-ной стадии строительства, поэтому ни адреса, ни каких-то четких данных, по которым можно найти дом, дано не было. Будь у нас возможность ориентироваться хотя бы по почтовым ящикам, сложности бы были, но совсем другого порядка. Найти любого финна, что в городе, что за городом если и не легко, то и не невозможно. Если знать хотя бы фамилию, то искомое можно обнаружить, просто обходя окрестности. В каждом коттеджном поселке или у хутора при дороге стоят почтовые ящики с фамилиями проживающих. И на парадных в городах вместо домофонов простые звонки с именными табличками. Если знать хотя бы приблизительно, где искать, можно, в конце-концов, наткнуться на нужный дом. У нас же не было и такого ориентира. Было сказано, как говориться, до боли просто: "У церкви повернуть направо и проехав под лыжным мостом, отсчитать четыре красных дома и по счету пять найти желаемое - вот этот дом (предъявлялась фотография, как я помнил, серого дома с ярко-красной крышей)". Ведомые этим напутствием, а так же собственным нюхом, мы и начали поиски.

Рисунок 5 Рисунок 6

Церковь(kirkko) в городе Энонкоски видно издалека! Это самое высокое здание в городе. Да ещё оно расположилось на небольшом холме. Да к тому же увенчалось довольно высоким шпилем. В общем, – приметный ориентир.

Мы свернули ПЕРЕД церковью и поехали искать лыжный мост. Плохо, правда, представляя себе, что такое "лыжный мост", с чем его едят, и вообще, за что его так обозвали. Проехали 150 метров, выехали на берег озера и уперлись в чей-то сарай. Опасаясь быть пойманными с поличным на этой, несомненно, частной территории, скоренько развернулись и поехали обратно к церкви, гадая, - может быть "у церкви" это означало "ЗА церковью"?

Поехали искать дорогу за церковь. Через некоторое время дорога, конечно, нашлась, но вела она в сборище одноэтажных бунгало, явно построенных на десяток лет раньше. А мы же искали район новостроек! Вернувшись к церкви, мы опять выбрали новый маршрут, повернув «у церкви» на право в сторону, противоположную от церкви. И заехали в район с двух-трёх этажными домиками-пряниками, в котором вежливо раскланялись с мотоциклистом. Надо же! Живая душа нарисовалась!!! Спросить его, куда нам ехать, мы, конечно, могли, если бы знали, как это сделать, и что именно спрашивать и поняли бы, что нам сказали в ответ. Так что и этот путь был признан неверным и вредительским, предложивший его был показательно распят с лишением права голоса, оставлением без сладкого и прочими поражениями в правах.

В отчаянии мы принялись кататься по городу туда-сюда, отъезжая от церкви под самыми немыслимыми углами, и рискуя привлечь к своим персонам нездоровое любопытство местной полиции. Но то ли у полиции уже началось празднование дня водителя (как известно, по русскому обычаю, каждую пятницу празднуется день водителя), то ли в канун праздника Ивана Купала у полиции оказался сокращённый рабочий день, только нас так никто и не побеспокоил, за исключением какого-то весёлого местного забулдыги, помахавшего нам рукой.

Потихоньку положение становилось отчаянным. Нам непременно надо было что-то предпринять, чтобы не остаться ночью на улице. Если мы не найдём дачу, то рискуем, в самом удачном случае, тащится триста вёрст до ближайшего мотеля, либо в худшем – ночевать под открытым небом, что чревато. Нас ещё в городе Питере напугали, что туристам из сопредельных стран настоятельно не рекомендуется ночевать «дикарём», чтобы не иметь с полицией неприятных бесед на незнакомом языке. Что ж, и у нас для туристов те же самые правила, извольте исполнять!

Пришлось возвращаться обратно к церкви и начинать думать ногами. Мы поискали стоянку, чтобы сунуть куда-нибудь Нивку на время. Стоянка нашлась неподалёку, за школой (это здание мы определили сразу), между теннисным кортом, на котором резалась в теннис пара финнов с детьми и большим приземистым зданием, судя по виду, явно государственного значения. Обошли здание со всех сторон, выясняя, откуда лучше начать поиски, и неожиданно наткнулись за глухим фасадом без окон на какую-то деревянную будочку, увенчанную громкоговорителями. От будочки в лес, на косогор, вела хорошо утоптанная и посыпанная мелким гравием дорожка. Сначала мы не придали значения этой столь яркой путеводной нити, но когда увидели бегущую по этой дорожке бабульку с лыжными палками в руках, то почти в один голос воскликнули: «Лыжня»!!!

Деревянная будочка, несомненно, олицетворяла собой финиш лыжной трассы, где-то рядом был старт, а это, несомненно, означало, что где-то в районе 25 километров в округе (средняя спортивная лыжная трасса) мог существовать и лыжный мост! Мы бодро двинулись вперёд по лыжне, стараясь не думать о двадцати пяти километрах и уж тем более о марафонских пятидесяти, ожидая каждую минуту открытий чудных.

Рисунок 6

И открытия ждать себя не заставили! Справа от трассы вдруг обнаружилась нормальная асфальтированная дорога, правда, со временем перешедшая в очень плотно утрамбованную грунтовую. Мы перешли направо. И почти сразу же за поворотом увидели долгожданное незабываемое зрелище – лыжный мост! То есть - деревянный мост над дорогой, по которому проходит лыжная трасса. Вот этот –

Что тут началось! В тишине финской глубинки раздавались русские крики «Ура!». В воздух летели чепчики, воздушные шарики и юбиляры! Из придорожной канавы толпа скандировала: «По-здра-вля-ем!», а на лыжном мосту сам собой появился лозунг «Велкам!» на чистом финском языке.

Впрочем, сделано было максимум полдела, поэтому, чтобы не поддаться головокружению от успехов, решено было вернуться за машиной и под мостом, как и планировалось, – проехать, а не пройти. Тем более что глюки с лозунгами и транспарантами быстро кончились. Чуть ли не бегом вернувшись к машине, мы, радостные, завелись и тронулись к мосту. Проехав под мостом, мы оказались в небольшом коттеджном посёлке, отгороженном от всего цивилизованного мира лесом и с одной стороны - берегом озера.

Ищем дом, который нам нужен. От основной дороги из под моста в разные стороны разбегаются дорожки поменьше. По какой дороге считать коттеджи до нашего, мы не знаем. Никакого похожего дома, чтобы вот так сразу сказать, не задумываясь: «Вот он!», мы в упор не видим. Начинаем ездить по дорожкам, высовываясь в окно машины и считая вслух дома: «Раз! Два! Три!». Если кто-то из финнов видел бы нас в тот момент, наверное, решил бы, что к ним в город навезли русских сумасшедших для лечения и релаксации. Ни на одной дороге не находилось подходящего ряда домов красного цвета.

Наконец, на одной из улиц мы обнаружили рядок домиков, то ли коричневых, то ли крашеных под морёный дуб, хотя племянник убеждал меня, что они медного цвета - красноватые, с прозеленью. И за этим рядом домов ютился дом, как две капли похожий на те, что я видел на фотографии. То есть, как я помнил, дом должен был быть серым с ярко-красной крышей. А этот почему-то был ярко-красным с серой крышей!

Остановились… Вышли из машины… И… делать нечего... Держа ключ, который нам вручили родственники, как штык, перед собой, мы на подгибающихся ногах двинулись к дому, время от времени восклицая: «Антээкси(Anteeksi – извините)!» и «Хювяя пайвяя(Hyvaa paivaa – добрый день)!», на случай, если мы всё-таки ошиблись, чтобы с извинениями дать дёру. Оказавшись на крыльце, я дрожащими руками вставил ключ в замок. В замок ключ вставился легко, повернулся на пол-оборота и… застрял! Нервничая, я как сумасшедший, начал его крутить туда-сюда, пытаясь хоть как-то понять, откроется замок или нет. Тщетно, ключ более чем на пол-оборота поворачиваться не хотел! Разочарованные, мы повернулись восвояси, но я со злости нажал на дверную ручку и…
Тихо щёлкнув, дверь медленно с нежным скрипом отворилась. Не веря своим глазам, мы ещё некоторое время постояли на крыльце и, крикнув ещё пару раз для очистки совести «Антээкси!», зашли внутрь.

P.S. В целях сохранения информации частного характера, некоторые данные намеренно искажены.

Глава пятая. Дачные радости.

Дачный домик, изготовленный в Швеции из русского леса по заказу финских подрядчиков и собранный русскими рабочими по финской технологии с использованием шведских инструментов, являл собой трогательный пример дружбы народов за предварительно утверждённый гонорар. Нет, в самом деле, что внутри, что снаружи, дом производил впечатление скрупулезно рассчитанного, тщательно подогнанного, аккуратно собранного маленького шедевра. Даже не верилось, что русские могут так собрать, досочка к досочке, не заканчивая окончательную сборку обработкой напильником.

Маленькое лирическое отступление. Анекдот помните? Закупили американцы в CCCР трактор Беларусь, получили много ящиков, в стиле конструктора «Сделай Сам». Почесали в затылке, собрали. Получился самолёт ТУ154. Разобрали, нашли инструкцию по сборке, собрали по инструкции. Получили – самолёт ТУ154. Почесали в затылке снова и послали за русским специалистом. Приехал русский, заперся с самолётом в ангаре на неделю. Через неделю приходят американцы – стоит в ангаре трактор Беларусь!
- КАК!!!???
- Инструкцию внимательнее надо читать! Написано ведь русским языком – после сборки обработать напильником!!!

Как и ожидалось, домик оказался девственно пуст и до отвращения чист. Стояла кое-какая запакованная в транспортный полиэтилен мебель, в углу гостиной высился камин «под цвет дерева». На каждом окне – пластиковые жалюзи, мы сначала не совсем поняли, зачем. Даже на тех окнах, которые явно выходили не в сторону соседей. Ближе к вечеру мы уяснили, в чём дело. Вовсю работало электричество, из кранов текла не только холодная, но даже и горячая вода. Канализация исправно принимала в себя все, что ни попадя.

И вообще, помните, как русский строит дачу? Не "новый русский", а просто русский. Ему дают клок земли, поросший лесом, или кусок болота, и он первые два-три года валит лес или занимается ирригацией. Потом, в зависимости от везения и доходов, от двух до пяти лет строит дом. Точнее, – сначала времянку, потом дом. Потом, лет еще чрез десять, к соседнему садоводству прокладывают асфальтированную дорогу! Это уже гигантский шаг к цивилизации! И после, еще через пятнадцать лет, проводят электричество! Всё! Народ празднует победу добра над разумом, а разума над природой, убирает поглубже в шкафы керосинки, легко смиряясь с канализацией типа «пудрклозет в домике размышлений» и водопроводом типа «садовый шланг из пожарного водоёма».

Это я всё к тому, что ещё в городе Питере с трудом, но всё-таки уразумел, что финны поступают в этом случае абсолютно неправильно, то есть с точностью до наоборот. Они сначала убирают с участка лес, потом проводят туда дорогу, канализацию, водопровод и электричество, и только потом этот участок продают под застройку. Покупай дом, стройся и не мечтай даже, что твои отходы жизнедеятельности потекут в сторону соседа!

Но, к делу! Был уже вечер, и нам хотелось побыстрее осмотреть дом и окрестности. Перетаскав вещи из Нивки в дом, мы принялись за дело:

Рисунок 8

  • заглянули на чердак,
  • подёргали за нагеля («Крепко, зараза!»),
  • лизнули брёвна фасада («Пинотекс!!!»)
  • и, успокоившись и подкрепившись взятыми из Питера продуктами, в обнимку с фотоаппаратом пошли гулять по окрестностям.

Насколько мы нервно вымотались и морально устали говорит тот факт, что фотографироваться мы пошли не в город Энонкоске, до которого было 15 минут ходьбы (это даже в голову не пришло!), а просто на природу. Конечно, предварительно сделав кружок по дорожкам среди коттеджей.

По правому краю дороги, ведущей в город, высился скальный массив, метров сорок высотой. Вот на этом участке мы и решили сфотографироваться в первую очередь. Я-то знаю, что залезть на гору очень легко, зато спуститься в десятки раз сложнее. Когда лезешь наверх, не смотришь, какое тебя расстояние отделяет от спасительного подножия горы, к тому же взбираешься, наклонившись вперёд, можно даже себе руками помогать. Но когда спускаешься, во-первых, поневоле оцениваешь, как далеко внизу виднеется равнина, и во-вторых, соответственно, отклоняешься назад, и поэтому норовишь потерять равновесие и спуститься вниз на собственной заднице. Поэтому, умудрённый опытом скалолазания ещё на Черноморском побережье Кавказа, я высоко не полез, удовлетворившись десятиметровой высотой. Опасность подобного мероприятия и особенности финской природы я почувствовал при спуске вниз, наступив на казавшийся целым пенёк, который провалился под моей ногой чуть ли не на пол метра. Стоял же он, цел и невредим много-много лет, пока в Суоми не приехали «руссо-туристо»!

Рисунок 9

Для Димки же эти все тонкости скалолазания были в новинку, поэтому он возжелал забраться как можно выше. Это желание оказалась серьёзным просчётом. Во-первых, фотографии, даже на нашем неплохом цифровом фотоаппарате с мощным зумом оказались либо мелкими, либо не резкими. Во-вторых, спуск вниз занял гораздо больше времени, чем подъём, да ещё и сопровождался треском кустов, грохотом катящихся камней и приглушёнными матюгами.

Рисунок 10

Маленькое лирическое отступление. Напротив того места, где мы совершали подъём, стоял электрический столб, один из тех деревянных столбов, что покорно, год за годом, несут на себе пучки электрических и телефонных проводов. Если вы находитесь в сельской местности, – посмотрите за окно. Наверняка, вы увидите нечто подобное: чёрный и липкий от креозота, с остатками сучков и трещинами по всей поверхности, прикованный к бетонной опоре толстой проволокой. Знакомая картина? Я стоял и не мог оторвать глаз от финского электрического столба. Этот представитель семейства Электро Эректус Вульгарис на вид и цвет дерева был возрастом сравним с самой Финляндией. Он вырастал прямо из земли и не нёс на себе ни грамма вонючих смол или следов огненной обработки. Отполированный почти до блеска ветрами и дождями, он был не подвержен ни гниению, ни атакам насекомых. Он просто был. Неестественной сохранности столетний старик, бодрый, как в молодости. Может быть, такой сохранности столбов способствует сама природа Финляндии, может быть, финны как-то по-особому ухаживают за ними, поливают, удобряют, не знаю. В краю чудес всё возможно.

Вдоволь нафоткавшись и налазавшись, мы пошли к берегу озера, как раз в том месте, где рыбалка разрешена.
Рыбалка в Суоми – это одно из национальных искусств, вроде лыжного спорта. В краю озер иное было бы странно. Но казалось бы, раз озёр много, значит и рыбы много, а значит и знай себе – лови! Как бы не так! В Финляндии рыба принадлежит государству! Поэтому, хочешь ловить – покупай лицензию. И лови не там, где приглянется, а на общественных территориях. Можешь, конечно, и на частных, но для этого надо, как минимум, договориться с хозяином. А хозяин, всё равно, поинтересуется, есть ли у тебя лицензия.

Зато и сервисное обслуживание рыбаков на высоте. Поймал рыбку - и тут же можешь её отдать дедку, сидящему на бережку. Он эту рыбку и почистит, и если надо, закоптит, и если будет желание, подаст к столу, потому как на том же берегу есть и коптильня и стол и даже скрытая в кустах будочка, вросшая в землю, в которой можно переодеться или обсушиться. И это для всех!

Рисунок 11

Перед отъездом у меня была маленькая мечта, и мы включили её в наши предварительные планы, – порыбачить в Суоми. Но… не все мечты сбываются. Так и мечта о финской рыбалке отложилась у нас в долгий ящик, – было уже поздно, планы на завтра не определены и, вообще, в праздник Ивана Купалы не работает почти ни один финн! Кому заплатить за лицензию и кто нам почистит и закоптит пойманную рыбу, было не ясно.
Поэтому, погрустив около знака «Место для рыбалки», мы пошли гулять дальше.

Рисунок 12 Рисунок 13

Попрыгали по камешкам. Нашли по-над берегом огромнейший валун, самый кончик которого сильно напоминал черепашью морду.Этот валунище тянется вдоль берега на расстояние не меньше 150 метров и возвышается над озером на 30 метров и ещё неизвестно, сколько его прячется под водой. Какую же мощь должен был иметь ледник, который прикатил сюда этот камешек?

Рисунок 14


Прямо из скалы, торчала, непонятно как выросшая в камне берёза. Деревьями-то валун порос ещё в незапамятные времена, но все эти деревья, стояли, как им и положено - раскидывая корни по поверхности камня, а эта умудрилась вырасти из отверстия в скале.

Мы прошли вдоль валуна и оказались снова на дороге, ведущей к коттеджам. Прибрели к дому, слегка уставшие, но довольные, сварганили ужин, поели и выбрались на крыльцо – погреться на солнышке. Вокруг дачи стояла невозможная в городе тишина! Ни единого дуновения ветра! Ни единого жужжания комара. Ни единого крика птиц. Мы ещё на озере обратили внимание, что, кроме чаек, птиц в округе вообще нет. Ни в городе, ни на природе. Ни воробъёв, ни зябликов, ни даже трясогузок. Единственными птицами за всю долгую дорогу оказались вороны, сидевшие на краю трассы №6. И всё. Ну, и чайки, конечно. От этих тварей вряд ли спрячешься и на морском дне.

Лирическое отступление. Когда мы, на следующий день остановились перекусить на небольшой парковке, к нам присоединилась пара чаек, видимо в этих местах прикормленные досужими туристами. Стрескав вместе с нами чуть ли не половину копчёной курицы (причём одна ела, а другая наблюдала, по очереди), чайки обиделись на то, что им под конец подсунули хлеб, доели его до крошки и улетели не сказав «спасибо». ВИДЕО 3

Ещё одна встреча с птицами произошла уже в Лапеенранте. Это были два воробья у Макдональдса. Видимо, на генетическом уровне учуяв в нас русских, воробьи тусовались только у нашего столика, не особо подлетая к столикам, где сидели финны. Так что нам с племянником досталось только по пол-БигМака.

Из-за этой тишины и покоя мы не сразу сообразили посмотреть, наконец, на часы. Посмотрели и ахнули. По московскому времени было двенадцать часов ночи!!! Высоко над горизонтом светило горячее солнце. Можно было даже загорать! А вокруг, оказывается, стояла глухая полночь! Точнее, по финскому времени – одиннадцать часов вечера! В Питере тоже в белые ночи можно поймать солнышко довольно поздно, но не греет оно, хоть тресни! Здесь же это было сказочное ощущение! Но и понятны стали жалюзи на окнах, которые при желании превращали дом в неприступную для солнца крепость.

Мы вернулись в дом и составили наполеоновские планы на завтра, решив для начала ограничиться двумя днями пребывания в чужой стране. Но постановили - весь обратный путь провести с толком, с чувством, с расстановкой, посетив как можно больше городов и интересных мест, чтобы запастись на будущее воспоминаниями.

Конец первой части.

на главную   часть 2

На Ваше обозрение представила Leona