romandc

Галопом по Европам или на Ниве в Финляндию

(рассказ в двух частях с прологом, эпилогом и транспортным налогом)

на главную   часть 1

Часть вторая. ОБРАТНО.

Глава первая. Экзамен по финскому.

Утро субботы, самый разгар всенародного праздника Ивана Купалы (Juhannus), выдалось солнечным, тёплым и тихим. Проснулись мы не рано, часов в девять, причём, мне всё утро снились шикарные, весёлые и счастливые сны.

Слегка позавтракали, покидали вещички в машину и покатились прочь из стольного города Энонкоски в сторону Савонлинны. Однако, перед выездом требовалось сделать одно очень важное дело. Как известно, финские города не изобилуют бесплатными местами для парковки. Где-то можно бесплатно паркануться у супермаркета, где-то у какого-либо исторического места или гос.учереждения. Но чаще всего, особенно в крупных городах, бесплатные парковки ограничены по времени.

Рисунок 1 Парковочные часы

Можешь стоять, допустим, два часа и ни минутой более. А чтобы инспектора, курирующие стоянки, могли знать, сколько уже простояла машина, водитель кладёт под лобовое стекло, на торпеду, специальные парковочные часы. На которых выставляют то время, когда поставил машину на стоянку. Просрочил время стоянки – штраааф, не имеешь часов – опять штраааф. А если, вдруг, пришлось поставить машину на платную парковку, не клади квитанцию в карман – положи под стекло. Иначе хлопот не оберёшься. Короче, если мы собирались устраивать покатушки по городам, нам нужны были парковочные часы.

В Энонкоски свернули на заправку. Слава Богу, магазинчик при заправке работал, как и маленькая кафешка в пару столиков. Магазинчиком заправлял моложавый финн приятной наружности. Надо сказать, что важная миссия общения с финскими товарищами была возложена на меня лично. Вовсе не потому, что я сколько-нибудь знал финский, просто месяц назад я купил пару разговорников. Поэтому на общем собрании коллектива был вынесен вердикт: «Раз у тебя дед воевал в Германии, значит, по-фински шпрехаешь. Значит, тебе и общаться!»

Я, в общем, был не в претензии до тех пор, пока не настала пора показать свои глубокие познания. Само собой, была проведена небольшая подготовка – сказать по-фински «Мне нужны парковочные часы» не очень сложно. С помощью аж двух разговорников, была составлена корявая фраза: «Миня тарвитсен парки келло!» Как будут по-фински «парковочные часы» я не знал, и в разговорниках этого не было. Поэтому мне пришлось составить целое словосочетание – parkki-kello, звучащее по-фински просто дико. Нечто вроде «хлеб масло» вместо «бутерброд». Я вышел из машины у бензоколонки и на ватных ногах пошёл в магазин на съедение моложавому финну приятной наружности. Чувствовал я себя, как школьник перед экзаменом. Это же было моё первое настоящее общение с финном! Не считать же за таковое: - "Ещё раааз и будет штраааф".

Мы мило улыбнулись друг-другу. Я набрал в легкие побольше воздуха и, запинаясь на каждом слове, произнёс: «Mina tarvitsen parkki kello». К чести финна, в столбняке он стоял какую-то секунду или две, ещё пару секунд соображал, чего же требуется этому сумасшедшему русскому, и ненавязчиво меня поправил: «Parkkikiekko!». И под моё «Joo! Joo!», то бишь «Да! Да!», отправился вглубь магазина, поковырялся в стойке с удочками (вот где оказывается можно заплатить за рыбалку!!!) и вытащил оттуда предмет моих желаний. Этот необходимый аксессуар стоил один евро двадцать центов. И тут только я сообразил, что мой денежный мешок, он же казначей, остался сидеть в машине, видимо не желая быть свидетелем моего позора. Выскочив, как ошпаренный, на улицу, я почему-то громким театральным шёпотом закричал: «Димка! Иди сюда!! Кошелёк тащи!!!» к вящему удовольствию пары старичков, сидевших за столиками кафе.

Мы расплатились, ещё раз улыбнулись с продавцом друг-другу, и тогда я выдал свою коронную фразу, заученную наизусть ещё в Питере: «Paljon kiitoksia!» (Пальон киитоксиа), то бишь – «Многочисленное спасибо!», чем вызвал на лице собеседника искреннюю, я бы даже сказал искрящуюся, улыбку!

Кстати, насчёт улыбок. Продавцы непременно тебе улыбнуться, когда ты входишь в магазин или подходишь к кассе. Это, несомненно, дежурная улыбка, хотя она и не выглядит явным волчьим оскалом, как у наших продавцов. Но стоит пару раз улыбнуться в ответ и вежливо поблагодарить финна, как его/её лицо просто преображается! Улыбка начинает светиться, как будто мы сделали продавцу шикарный подарок на день рождения! И сам себя начинаешь чувствовать не совсем чужим в этой стране.

Итак, благополучно решив вопрос с parkkikiekko, мы двинулись-таки к Савонлинна. Не помню, сколько времени у нас заняла дорога в райцентр, но мне показалась она намного короче. Задач в этом городе было две. Посетить ПРИЗМУ, мимо которой мы просвистели вчера, и добраться до крепости Олавинлинна (Olavinlinna). То есть крепости Святого Олафа. То что в Савонлинна есть крепость, мы узнали случайно вечером, пролистывая туристический журнал. В журнале, правда, никаких подробностей не было, что это за крепость, где находится? Просто рекламка какого-то выступления финской оперы. Но крепость там была, а значит у Димки зазудело туда поехать. Для меня же, проскучавшего четыре часа в Тракае, все эти крепости были не в новинку.

Но, сначала – ПРИЗМА. Сворачиваем на стоянку перед супермаркетом-гигантом. Поражаемся, до чего же пусто на стоянке. Ни одной машины! Начинают закрадываться нехорошие предчувствия! Мы бросаем машину и подходим к стеклянным дверям магазина… ЗАКРЫТО!

Рисунок 15

Ну, ладно, что поделать, может с крепостью повезёт? Поскольку ПРИЗМА находится на окраине Савонлинна, берём курс на Keskusta. То-есть в центр города. Кескуста, это вовсе не название городского района, как думают многие, это просто центр. В каждом городе есть такая keskusta. И это хорошо. Плохо только то, что карты города у нас нет. И несмотря на то что на дворе уже одиннадцать часов (десять по финскому времени), на улицах ни единого пешехода! НИ ЕДИНОГО!!! Не у кого спросить дорогу к крепости, некому пожаловаться на жизнь! Даже машин нету! Только промелькнул одинокий мотоциклист, да выползла откуда-то полицейская бронемашина. Зыркнула на нас фарами и медленно и бесшумно уползла в какой-то переулок – бдить дальше. С горя мы пофотографировали какой-то лодочный клуб. И поехали вон из вымершего города.

Горе Димки было велико и неподдельно! Ещё бы! Оно было бы ещё горше, знай мы тогда, что упустили! Уже по приезде в Питер я выяснил, что за Олавинлинна такая спряталась в финском райцентре! Крепость Нейшлот, основанная в 1475 году датским рыцарем Эриком Акселссоном Тоттом на русских землях, являлась много веков камнем преткновения между Россией и Швецией. Финский народ был зажат между двух огней. Крепость то переходила к русским, то её снова захватывали шведы. Соответственно, крепость то разрушалась, то вновь отстраивалась. К переустройству этой крепости приложил руку и Александр Васильевич Суворов. Вместе с тем, в одной из башен до сих пор сохранился фрагмент герба самого основателя – Тотта. В перерывах между войнами, в недолгие года перемирий, крепость становилась то государственной тюрьмой, то местом ссылки неблагонадёжных. Позже сами шведы переименовали крепость в Олафсборг, а финны в те времена, когда в крепости стоял русский гарнизон, переиначили название по-своему – Олавинлинна.

Вплоть до 1917 года, когда Финляндия стала независимой, крепость служила военным и политическим целям. Только в 1912 году крепость стала местом проведения оперных фестивалей. Традиция продержалась пять лет, потом заглохла на 50 лет и снова возродилась в 1967 году. Нам, питерцам, вся эта информация тем более интересна, потому что в городе Санкт Петербурге существует Нейшлотский проспект. Очень интересно было бы побывать в месте, откуда произошло это труднопроизносимое название.

Рисунок 16

Тем временем мы уже колесили по дороге, ведущей в обратную сторону. Поездка была бы абсолютно приятной, если бы не подёргивания Нивки. Не понятно с чего, Нива вдруг начала дёргаться, как припадочная. Скорость временами падала до 80 км/ч, правда только на подъёмах. Потом, подёргавшись, она очухивалась и, воспрянув духом, бежала дальше. Вот в таком вот темпе мы и довальсировали до каменного мужика, видневшегося на краю дороги.

В Суоми каждое интересное место принято обозначать дорожными знаками, специально для туристов. Это, кстати, очень помогает при «дикой езде», всегда есть возможность наткнуться на открытие. Ну и сильно интригует, когда на скорости пролетаешь мимо кассы. Если бы ещё эти знаки дублировались, осматривать интересные места можно было бы почаще. Так вот, на знаке, который стоял рядом со скульптурой, было нарисовано целых два названия! Такое место мы пропустить просто не могли. Рядом с каменным мужиком можно было припарковаться у заправки Несте, что мы и сделали. Прогулялись к скульптуре и обнаружили, что в нескольких метрах от него проходит финская железная дорога. Узкоколейка в одну колею со скамеечкой, носящей гордое название Вокзал!

Рисунок 17

Сфотографировавшись, мы начали размышлять, что же мы имеем в сухом остатке. Одно, ничего нам не говорящее название на знаке, несомненно, обозначало «Студента спящего на лекции по сопромату» (так уж мы окрестили статую). А вот что обозначало втрое? Мы терялись в догадках.

Сходили к берегу близлежащего озера. На местной пристани лежала вповалку толпа местных водных туристов. Не знаю уж почему, видимо с усталости, полтора десятка финнов разлеглись прямо на досках местного пирса. Выглядели они все крайне измождёнными, хотя, то ли приплыли, то ли собирались отчаливать явно не на гребных лодках. Может быть, это местное турагенство, устраивающее экскурсии по озеру, и есть ещё одна достопримечательность?

Вздохнув от разочарования, мы развернулись к озеру кормой и потопали к стоянке, где нас дожидалась наша карета. Разворачиваемся, выезжаем со стоянки. С правой стороны у нас железная дорога, с левой – высокая отвесная скала. Скала, как водится, вся источенная эрозией. На верхушке скалы (снизу видно) – лесок из ёлок. А в самом низу скалы… ЧЁРНОЕ ОТВЕРСТИЕ ПЕЩЕРЫ!!! СТОООЙ!!!! Но, мы уже проскочили все места, где можно остановиться. На дороге неожиданно много машин! Отводная дорога до шоссе очень коротенькая и мы просто не успеваем сообразить, что нам делать, чтобы вернуться! Разворачиваться просто негде! И тогда мы совершаем дерзкое и злостное нарушение всевозможных правил, развернувшись прямо на главном шоссе у знака СТОП! Простите нас боги дорожной полиции! Другого нам ничего не оставалось! И мы не пожалели о содеянном…

Глава вторая. Ресторанчик для эстетов.

Совершив крутой полицейский разворот с привизгом покрышек и дымом из-под колес, мы направились в ту сторону, где чернело отверстие пещеры. К нашему искреннему негодованию подъезды к пещере были заставлены заборчиками с запрещающими знаками, поэтому, отчасти, мы и не заметили пещеры проезжая в первый раз, все наше внимание было поглощено соблюдением ПДД. В этот же раз нам удалось рассмотреть, что в пещеру вели стеклянные двери. С нашей стороны было, конечно, наивно думать, что в Финляндии могли остаться «неокультуренные» подземелья.

Что делают в таких случаях нормальные герои? Конечно, идут в обход! И мы двинулись в объезд скалы. Дорога закручивалась направо и вверх, вверх, пока не вывела нас к двум довольно большим автостоянкам. Около одной стоянки прятался за деревьями какой-то луна-парк, вторая же была расположена подле небольшого, в один этаж, застекленного павильона.

Первое, что захотелось сделать при виде этих стоянок, – крикнуть: "Ах вот вы где все!" По моим подсчётам в этом месте скрывалось все население Суоми! Куча машин на стоянках, толпы прогуливающихся финнов! Перед павильоном два десятка столиков - свободных мест практически нет! Заинтригованные, мы пошли осматривать ресторанчик. Нас слегка удивляло подобное внимание, проявляемое финнами к "обычному" ресторану. Потоптавшись напротив входа (а ну как наткнёмся на бдительного швейцара!), мы прогулялись взад-вперед, пытаясь сориентироваться. Пофотографироваться у этого предприятия общественного питания нам даже в голову не пришло! Зачем? Не Бог весть, какое зрелище! Потом, когда у нас отобрали фотоаппарат, мы не раз пожалели об этом. А позже, по возвращении из «ресторана», под впечатлением от увиденного, опять про фотоаппарат забыли.
Сориентироваться удавалось не очень-то. Ну, ресторан и ресторан.

Вот он, кусочек входа в ресторан найденный потом в интернете. Пришлось нам зайти туда, чтобы оценить обстановку изнутри.

Зашли. Действительно, ресторан, как ресторан. С художественными наклонностями. На стенах высоко под потолком - репродукции картин. Весь павильон делит пополам несколько комнатушек с подсобными помещениями и туалетами. Вторая половина зала отдана под магазин. Кругом на стойках буклеты, буклетики, альбомы, альбомчики, открытки и открыточки с картинами, корзинами, картонками и маленькими собачонками. Димку потащило осматривать местный туалет. У меня же мочи не было посещать такие опасные места без хорошего знания финского языка. Стоит нажать не тот рычаг и вместо слива запустишь какой-нибудь дезинтегратор или трансглюкатор и, в лучшем случае, окажешься в центре Нью-Йорка со спущенными штанами, а в худшем – распылённым на субатомные структуры.

Не надеясь дождаться спутника из столь опасного места, я начал потихоньку осматриваться, стараясь не привлекать к себе внимания публики. На той стороне туалета, которая была обращена ко входу, блестящими буквами посверкивала надпись на финском и английском «Retretti Art Gallery». На название ресторана это походило мало, а вот на выставочную галерею – вполне. Я дождался, пока Димка появился из мест сосредоточенных раздумий (живой, здоровый и вроде бы даже довольный собой), и мы отправились на дальнейшие поиски вглубь помещения.

За туалетами неожиданно обнаружился маленький зальчик, в котором одну сторону занимали стеклянные стены с окошечками, до боли напоминающие кассу. Слава Богу, все финские надписи дублировались по-английски, поэтому уже не оставалось и тени сомнения, что билеты продают в художественную галерею. 15 евро с человечка. Для нас, между прочим, сумма не маленькая. Но тень сомнения таилась в другом! Мы стояли и колебались. Уж больно не вязалось всё это с Большим Искусством. Какой может быть выставка в глухом углу у дороги на задворках ресторана? Местным музейчиком с выставкой детского рисунка, тщательно оберегаемой коллекцией ржавых гвоздей и стареньким дедушкой-экскурсоводом – хранителем древностей, ещё более древним, чем сами «древности». Не склеивались у нас концы с концами, – цена на билет, сравнимая с ценой входа в Лувр, и одноэтажная стекляшка-забегаловка. Но по размышлении мы решили – Эх! Была, не была! Однова живём, бояре! Кто знает, не придётся ли жалеть потом, что здесь не были.

Встали в очередь (в очередь!!!) в кассу. Я готовил фразу для кассира (Два билета, пожалуйста) – молоденькой девушки, быстро что-то объяснявшей по-фински пожилой даме. Димка что-то бубнил мне в ухо, терзаемый сомнениями и от того более чем обычно иронично-саркастичный. Я отвлёкся, отвечая ему и в этот момент, переговоры пожилой дамы закончились, она отошла, и я оказался с кассиром один на один.

Скажу сразу - второй экзамен по финскому я провалил с треском, таким, что его слышали, наверное, в Японии, приняв за новое землетрясение. Я стоял как истукан перед экзаменатором и пытался вспомнить что-нибудь по-фински. Ну, хотя бы название грибного дождя (финны называют такой дождь – мышиной свадьбой) или как сказать на их языке десять тысяч триста пятьдесят один с половиной. Ни-че-го! В голове было пусто, как на сберкнижке у алкаша! Наконец – нечеловеческим усилием, я вынырнул из космических бездн собственного головного мозга, призвав на помощь остатки разума: «Киски тикетс, киитос». Хоть последнее слово как-то удалось. Тем не менее, что уж совсем удивительно, - девушка меня поняла. Улыбнулась сочувственно, и поправила «Какси». Я обомлел! Бедной девушке, наверное, уже не раз приходилось общаться с глупыми туристами, подобными мне, поэтому, сказав ещё что-то, чего я совсем не понял, выдала нам за наши тридцать евро два маленьких коричневых кружочка с надписью Retretti.

C тех самых пор мне по ночам сниться страшный сон – я сдаю экзамен по финскому языку, передо мной сидит девушка-экзаменатор. Я силюсь произнести ту самую фразу, которую я не смог сказать в Суоми, но мои губы неподвижны, как скала, я пытаюсь крикнуть сквозь их каменную плотину : «Какси липпут, киитос! Какси липпут!» На доске, за спиной кассира светится надпись «Kaksi lippu t, kiitos!», мои уши разрывает многоголосый хор, как на трибуне стадиона: «Kaksi lippu t ! Kaksi lippu t ! Kaksi lippu t !» Но всё тщетно, мне не хватает воздуха, и я просыпаюсь в холодном поту.

Рисунок 18

Но в тот день, получив два кружочка и отерев тот самый холодный пот, мы начали думать, что же с ними делать. Перед нами были стеклянные двери в двух шагах от кассы. Никакого швейцара или бабушки-билетёрши при входе не было. Зато было строжайшее предупреждение, что с фотоаппаратами вход запрещён! Мы, вздохнули, положили фотик в камеру хранения и решили, что коричневые кружки надо куда-нибудь наклеить. Благо, с одной стороны они были клейкими. Но, не на лоб же! С таким украшением по ресторану никто не ходил. Поэтому мы наляпали эти бирки на руку и вошли.

Рисунок 19

И неожиданно тут же испытали настоящий культурный шок от увиденного. За стеклянной дверью оказались ступеньки, круто уводящие куда-то вниз. Вниз, вниз, вниз. Мы уходили вглубь скалы, проход становился всё более непохожим на рукотворный. Над головой, по мере спуска, начал нависать каменный потолок, как будто коридор, по которому мы шли, долгие века нёс в себе поток воды, изрезавший камень причудливым узором (это вид – наоборот, снизу на вход, на стеклянные двери).

Дерево

Наконец, когда ступеньки кончились, мы оказались в довольно большой пещере со сводчатым потолком, несомненно, естественного происхождения. И тут мы поняли, что попали в мир инсталляций, в пещерный мир лёгкого художественного помешательства. В самом центре пещеры высилось странное дерево, на котором плоды то надувались, то сдувались с лёгким шипением. Зрелище было, несомненно, завораживающее, несколько непонятное для ума и сердца, но мне тут же показалось, что я попал в те времена, когда в Лапландии царствовали одни медведи, когда слагалась история Калевалы и доблестный Вяйнемяйнен отплывал за мельницей Сампо в далёкую Похьёлу. Из соседней пещеры доносились странные, как будто далёкие-далёкие, крики то ли каюра, то ли шамана, и зыбкой и непрочной жизнью надувались на дереве шары. Постояв у дерева, мы двинулись дальше. Крики становились всё громче, они тревожили разум, и нам надо было непременно посмотреть, что же это такое.

Глава третья. Будни пещерного человека

Рисунок 21

В нише, выдолбленной в стене пещеры, мы нашли большой экран проектора, на котором крутилось видео, - какой-то человек странствовал между громадными известняковыми блоками. Из динамиков этого чуда техники и доносились крики. Человек кричал что-то вроде: «Э!», и эхо многократно повторяло этот призыв. «Э! Э! Э! э! э! э! э…», размеренно и почти не теряя силы звука. Отсюда и складывалось необычное ощущение, что находишься то ли в каменном веке, то ли в жилище шамана. Я не буду описывать всё, что там было подробно, скажу только что телевизоров и мониторов было много. Были инсталляции на тему игры света, в пещерном полумраке это смотрелось великолепно.

Рисунок 22

Много было развешено на стенах гротескных масок, похожих на посмертные. В разных закоулках пещерного лабиринта нас встречали: то белые медведи, сплошь заляпанные краской, то полотнища с лесными пейзажами, свисающими с потолка, то некое произведение, во всю громадную стену большого пещерного зала, изображающее то ли сотворение мира, то ли парад-алле различных животных. В общем, как мы поняли, упор был сделан на экологию в рамках фантасмагории. Особенно наглядно это было видно в инсталляции с заплесневевшим лебедем.

Рисунок 23 Рисунок 24Рисунок 25 Рисунок 26 Рисунок 27 Рисунок 28

 

 

 

Автором этого торжества микробиологии, так же как и сборища масок, оказался Antero Kare. В общем, – довольно познавательно и несколько интереснее, чем наблюдения за заплесневением батона в вашей хлебнице.

Рисунок 29

Подземный лабиринт уводил нас всё выше и выше, как вдруг, мы оказались в пещере, настолько огромной, что в ней с удобством разместился целый концертный зал! В этом зале сидело два десятка финнов, глядя в экран, на котором под заунывную музыку разворачивалось какое-то действие – качалась на ветру одинокая ветка, потом на ветке оказалась длинная верёвка, потом… дальше мы смотреть не стали, уж больно долго всё это происходило. В фильме Пираты Карибского моря 4 это всё делалось гораздо быстрее и массовее...

Дорога вела вверх и вверх, и мы оказались в сокровищнице, среди женских украшений – чуть-чуть старины и множества новодела. Ещё шаг и за стеклом увидели великолепный водопад. Чувствовалось, что до поверхности земли не так уж далеко. Вода вытекала из отверстия в потолке пещеры и бурным потоком устремлялась вниз, в небольшой водоём метров в пятнадцать в поперечнике. Всё это действо было освещено ярким солнцем, проникающим сюда вместе с водой. Просто лакомство для глаз! Но релаксировать некогда, идём дальше!

А дальше, как известно – всегда больше. В рассказах очевидцев, естественно. Смотрим и не верим своим глазам – надпись на русском языке! «Русские трофеи»!!! Предвкушая, что сейчас нам дадут насладиться видом кремнёвых пистолетов времён Петра Первого или покажут какую-нибудь древнюю шведскую пушку, мы ворвались в зал! Осмотрелись...

Я надолго прилип к стенду, на котором оказались развешены странного вида пистолеты-пулемёты. «Это, наверное, трофеи русско-финской войны 1939 года!» - думал я, пытаясь вспомнить, были ли в ходу эти орудия убийства во время той войны. По всему выходило, что не были! Где-то на пятой минуте осмотра до меня начал доходить непреложный факт того, что я абсолютный осёл! Что меня ласково надули, подсунув вместо ожидаемого старинного оружия – разный старый хлам, скомпонованный так, чтобы это выглядело похоже на оружие! Пистолеты-пулемёты оказались собранными из старых мясорубок и ручных дрелей! Ракета на старте – из старых бочек, с гудящим внутри пылесосом «Ракета»! А рулём подводной лодки «в натуральную величину» служила старая стиральная доска! Димка метался посреди всей этой лавки старьёвщика с криком: «Так вот кто у нас зимой дачи грабит!», а мне не давала покоя мысль: «неужели же у финнов настолько развито чувство юмора!» Финны и впрямь веселились! После заунывных звуков и посмертных масок на стенах этот уголок явно настраивал на отдых, хоть и говорил о вещах серьёзных.

Рисунок 31 Рисунок 32

Я ходил по залу и искал в экспонатах вторые и третьи смысловые планы. Хотя этого делать и не нужно было вовсе. Но, я хотел понять, что же хотел сказать финн, создавший такое? В укор нам, русским? В насмешку? Я уже совсем смирился с мыслью, что русскую национальную гордость эта инсталляция никак не задевает. Вот, должна бы вроде (одни военно-морские флаги чего стоят!), но не задевает. Скорее, очень ловко и юморно подкалывает. И не столько нас, сколько самих финнов. Типа - «Смотрите дети, это Бука, который сидит в шкафу! Только он не страшный! Он выдуманный!».

И только когда мы уже выходили из зала, на глаза попалась вывеска – OLGA&ALEXANDER FLORENSKY. Я упал. Питерские Митьки в сердце Финляндии, это круто! Было такое впечатление, что я где-то что-то в этой жизни пропустил. То ли надо на выставки побольше ходить, то ли телевизор почаще смотреть… А то, кому из наших не рассказываю про эту инсталляцию, реакция одна: «Аааа! Я это по телевизору видел!» Ну, конечно, видел!!! Блин! А я вот нет! И слава Богу! Потому что что-то мне такое открылось, то, что не найдёшь и не откроешь, сидя перед телевизором…

Всё выше и выше, и выше, и вот уже вместо скальных сводов белые стены, увешанные картинами. Не знаю, как рассказывать о картинах. Картины надо смотреть вживую, созерцать, впитывать. Тогда, может, если картина сколько-нибудь старая, проникнешься духом того времени. По мелким деталям быта, по одежде и выражениям лиц ощутишь себя влившимся в поток времени и истории. Этого достаточно для понимания. Правда, касается это, в основном, старых картин. В современном примитивизме этот закон чаще всего не действует.

Как рассказывать о картинах? Особенно если их много. Особенно, если среди этих картин масса интересных! Особенно, если сразу и вдруг попадаешь в эпоху классического реализма, где большинство картин – шедевры. Где большинство шедевров – портреты. Где большинство портретов живые! Они смотрят на тебя со стен блестящими живыми глазами - свидетели эпох, ровесники веков, жители прошлого. Да, в Эрмитаже картин гораздо больше. Да, некоторые из них намного древнее. Но надо, видимо, проползти по подземному лабиринту, пресытиться впечатлениями, объесться переживаниями, чтобы, войдя в картинную галерею, почувствовать своё единение с живописью позапрошлого века.

В Ретретти в разные годы выставлялся и Марк Шагал, и Айвазовский, и прочие, и прочие. Но я считаю, что нам особенно повезло. В этом году мы попали на выставку финских художников из смейства Ярнефельт. Ээро, Каспер, Арвид, Армас Ярнефельт (Eero, Kasper, Arvid, Armas, Jarnefelt). Эти финны, один из которых, Армас, вообще, известный музыкант, писали некоторые картины в стиле русского классического реализма. Смесь получилась шикарная – русская Финляндия глазами финнов. С одной стороны, – до боли знакомый крестьянский или дворянский быт. С другой стороны, - неяркие краски северной природы.

Вот две картины, которые считаются краеугольным камнем выставки (обе они принадлежат кисти Ээро):

Честно говоря, в тот момент я не особенно вглядывался и вчитывался в фамилии авторов и названия картин. Я ходил от картины к картине, как заворожённый, вглядываясь в лица, впитывая впечатления. Димка же, по молодости, не сильно оценил такой подарок судьбы. Зрелище быстро ему наскучило, и он буквально потащил меня дальше. Картины прошлого века мы мельком проглядели, а картины пост-модерн проскакали, не останавливаясь. И оказались наверху, во внутреннем дворике выставки.

Здесь находилась ещё пара павильонов. Выставка детских мишек (туда мы не пошли, там резвились lasta (дети по-фински). Для них же была раскинута палатка с кучей игрушек и парой молоденьких нянечек. В маленьком одноэтажном павильончике ютилась выставка стекла. С соседнего стекольного завода, скорее всего. Хорошо, но очень мало – пяток стендов всего. Но зато и бдительный охранник, который сопровождал нас, пока мы бегали от витрины к витрине. И когда мы вышли, вздохнувший с облегчением. Видимо, руссо-туристо здесь уже разбили что-нибудь.

За стекольным домиком высилась обзорная деревянная башня, правда туда не пускали. Пришлось направить свои стопы к выходу. Но покинуть Retretti удалось не сразу. На выходе из галереи нас поджидала ловушка в виде магазинчика сопутствующих товаров. Там опять лежали открытки с репродукциями, банные принадлежности с автографами старинных художников и чай-кофе с ароматом инсталляции «Плесневелый лебедь».

Набрав карманы всякой мелочёвки, в качестве сувениров для… (родственников, друзей, коллег по работе, нужное вписать, ненужное прокатить), мы вывалились на свежий воздух! В луна-парк мы не попали, хоть и было такое намерение, потому как, глянув на часы, пришли в ужас! По выставке мы ходили не меньше трёх часов, а то и больше. А ведь нужно было ещё города какие-нибудь посетить! Короче, собрали мы манатки, разбудили уснувшую было Нивку и покатили в город Иматра. Надо же было взглянуть, что за финский курорт такой. И ещё успеть пошариться по магазинам! Выбрались на дорогу номер 6 и покатились навстречу новым приключениям.

Глава четвёртая. Каменная речка.

До поворота на Иматру мы добрались быстро и без приключений. Только пару раз при виде знака «Достопримечательность» у Димки начинало зудеть. Но музей кукол оказался закрыт, а музей леса мы пролетели на полном скаку. В общем, всё вело к тому, что самой ближайшей экскурсией станет поход по супермаркетам Иматры.

Вот и нужный нам поворот. Едем под знак – «Иматра – туды». Светофор, ещё светофор. Через несколько минут езды по пустынной дороге, зажатой невысоким леском, – еще один светофор. С правой стороны на отводной дороге какое-то кафе и одноэтажное государственное здание. И всё! И никакой тебе Иматры ни в натуре, ни на знаках. Даже слова кескуста нет. Никаких высотных домов в ближайшей перспективе.

Разворачиваемся обратно. Смотрю на карту, как сайгак на новый слайдинг-гейт. Ни одного названия из тех, что написаны на знаках, не повторяют те, что написаны на карте города. В таком вот состоянии недоумения мы доезжаем обратно до автомагистрали, видим знак «Иматра – туды» и начинаем впадать в тихое помешательство. Знак есть, Иматры нет! Дорога должна вести в Иматру, но куда она ведёт, мы не знаем! И решаем, наконец, опять направиться в ту же сторону, откуда только что вернулись. Вдруг, дорога перестанет с нами играть в дурака? Вдруг, она только претворялась такой лесной, загородной, непонятной? Я судорожно шарю взглядом по карте, поэтому пропускаю вообще весь процесс езды мимо внимания. Ну нет на карте никаких лесов, полей и рек! Кроме Вуокси, конечно. Если верить карте, ехать мы должны через населённые городские кварталы, если мы вообще едем туда, куда нужно. Вокруг, конечно попадаются кое-какие дачные домики, но город-то где???

И всё же мы каким-то чудом выбираемся поближе к благам цивилизации. Вынырнув из-под какого-то моста (вот не помню, как мы под этот мост попали) около большого заводского вида здания, мы буквально через двести метров обнаружили супермаркет, в который так стремились. Позже у меня создалось впечатление, что мы долго-долго ехали лесом лишь потому, что свернули с трассы №6 задолго до поворота к центру города и потом пересекли реку Вуоксу. Но как мы это сделали, не заметив, до сих пор теряюсь в догадках!

А пока мы свернули на стоянку у супермаркета. Вдоль здания стояли кучками велосипеды, на парковке было несколько машин. Это давало надежду, что мы всё-таки осмотрим местные торговые достопримечательности. Но... не тут-то было. Походив вокруг супермаркета, мы убедились в том, что тот наглухо закрыт, а велосипеды принадлежат отдыхающим, посетившим ресторан при торговом комплексе. Он один и был открыт на всё громадное здание. Мы опять вышли на улицу. Наше недоумение и отчаяние хорошо показано здесь – ВИДЕО 1.

Единственное, что немного утешало – то, что наконец-то появилось что-то, что было похоже на городской квартал, – несколько высоток и какая-то большая надпись в отдалении, прочитать её мы так и не смогли. Но мы всё-таки были уже в Иматре!

Мы сели в машину, собираясь ехать вдоль берега озера, видневшегося на противоположной стороне дороги, на удачу. И удача, наконец-то, на мгновение повернулась к нам более привлекательной частью тела. Мы увидели знак, который гласил, что впереди нас ожидает Иматранкоски (Imatrankoski)! Это уже было попадание в яблочко! Поскольку карта гласила: Иматранкоски – это самое сердце Иматры! Туда мы и поехали.

Наконец, перед нами нарисовался явно центральный квартал. С пешеходным заповедником, с рядами модных магазинов, с большой надписью на квадратном сером доме с пандусом для въезда на парковку – Euromarket. Решив ещё раз попробовать прорваться в местное предприятие торговли, мы взлетели по пандусу на стоянку Евромаркета и… опять уткнулись в запертые двери. Похоже было, что Иматра, как и Савонлинна, не очень то жаждет наших евро. Оставив машину на парковке на два часа (и честно заведя в первый раз parkkikiekko), мы тронулись в путь на одиннадцатом номере.

Плотные ряды магазинов по обеим сторонам дороги, навевали в памяти видения об очередях и кассах, о дешёвых распродажах (по-фински Loppuunmyynti), а то тут, то там мелькающие сообщения о скидках на 15-20-30% (Alennukset) вызывали слёзы умилении и грусти. Надежда на добрый шоппинг таяла, как снег на канализационном люке. Всё было наглухо закрыто! (Пусть вас не вводит в заблуждение вывеска "Кепка" на одной из фотографий. Это слово читается как кэнкя (kenka'), то есть – ботинок!)

Рисунок 35 Рисунок 36 Рисунок 37 Рисунок 38

 

 

 

Оставалась одна надежда – на Лаппиенранту. Тем не менее, завидев в отдалении небольшую толпу и работающий ларёк с мороженым, мы приободрились. Народ, в основном ласты (дети по-фински, если кто помнит), во главе с мамашами резвились на площадке за супермаркетом. Детишки трескали мороженое, разбирали игрушечный паровоз на запчасти, просто сидели на скамейках и слушали завывание флейты, звуки которой раздавались где-то поблизости.

Мы купили мороженое (Какси чоколайтто, киитос) и с мороженым в руках, сразу начавшим подтаивать, пошли к скамейкам. Посидеть, спокойно поесть. Но мечтам о спокойном наслаждении десертом не суждено было сбыться. Мы шли к скамейкам, а флейта надрывалась всё громче и громче. Стало не только слышно, но и видно. На маленьком пятачке перед детской площадкой проходило целое театральное представление. Под звуки флейты прямо на камнях мостовой танцевала девушка. То ли это был концерт специально для детей, то ли подрабатывали студенты, но это было первое, что требовало в городе Иматра немедленного запечатления на плёнку. На Димку этот народный танец не произвёл ни малейшего впечатления, а меня он задел за живое. Под звуки флейты проходил примерно такой диалог:
«Дай фотоаппарат!»
«Да ну. Зачем?»
«Дай, говорю! Держи мороженое!»
«Да даешь сначала! Оно же течёт!»
«ДЕРЖИ, ГОВОРЮ!!!»

В общем, в конце-концов руки у меня освободились для съёмки. Правда, время было почти упущено, и на нашу долю достались лишь последние па. Девушка закончила танец, флейта смолкла, зато у Димки проснулся голос совести. Не совсем вовремя, потому что я, по его совету, собственными руками положил в кепку музыкантов, лежащую на асфальте целых 70 центов! Недрогнувшей рукой! А музыканты, посовещавшись между собой, вдруг собрали манатки и ушли. Видимо, наши семьдесят центов переполнили чашу терпения этого коллектива пивом и сосисками. Но кусочек истории всё же остался в нашем архиве навсегда. Любуйтесь! ВИДЕО 2.

Мы доели злополучное мороженое, ухитрившись при этом даже не обкапаться и не залить шоколадом асфальт. Мимо нас не спеша прогуливались весёлые, одетые в светлое, аккуратные финны. Топали целенаправленной походкой всклокоченные, хмурые, небритые русские с включённым поисковым локатором. На локаторе царила пустота. Найти на опохмел было нечего и негде, поэтому настроение у русских было ниже плинтуса. Вовсю светило солнце. На небе не было ни облачка, народ сидел за столиками кафе так, как будто этот день был бесконечным! Когда можно целый час нести к собственному носу чашку с кофе и вдыхать горький, терпкий аромат два часа без перерыва, и делать глоток длинною в целую жизнь, и жить, пока не сядет солнце. Зная точно, что не сядет оно никогда.

Город до боли напоминал южный, этак где-нибудь на Сицилии или поблизости от Рио, в те полуденные часы, когда длится сьеста. Когда доны Педро либо качаются в гамаках в патио, либо сидят в кафе, выбирая места потенистее. Мне чудилось, что в парке поодаль растут кипарисы, а где-то шумит ласковое море, волнами, как опахалом, навевая морской бриз...

Рисунок 39

Но пора было приходить в себя и отправляться в путь – посмотреть что-нибудь интересное. Тем более, что на горизонте интересного было – хоть отбавляй! Недалеко от детской площадки высилось здание, напоминавшее то ли старинный особняк, то ли небольшой замок. Уже позже выяснилось, что это одна из самых знаменитых гостиниц в Иматре, построенная в 1903 году нашей эры. Симпатичный домик.

А сразу за гостиницей находилось то, что на самом деле и называется длинным словом Иматранкоски – Иматранский национальный парк. Мы пошли в парк просто так, прогуляться. В ту сторону, где по нашим расчётам протекала Вуокси. Тем более, что недалеко от границы парка виднелся мост, по которому пробегала автодорога. И финны, и русские, фланирующие по мосту, время от времени останавливались и глядели через перила. Глянули через перила и мы...

Рисунок 40


Неподготовленного человека нельзя, вообще-то, так пугать! Высота, с которой мы смотрели вниз, была не жуткой, конечно, но достаточно впечатляющей! И внизу, в том месте, где мы рассчитывали увидеть реку, бесшумно и незыблемо грохотал и извивался каменный поток!

Рисунок 41 Рисунок 42

Бедную Вуокси в этом месте безжалостно перегородили плотиной, оставив для стока воды четыре жалких струйки. Куски скалы, покрывающие дно, даже с высоты моста казались просто огромными! Иные из них были размером с автомобиль. Встречались и величиной с одноэтажный дом и больше. Со всех сторон, с берегов, вниз грозили свалиться ещё более крупные глыбы! Это место - царство эрозии!

Мы метались с одной стороны моста к другой, пытаясь нафотографировать камней на всю оставшуюся жизнь. Величественное зрелище, между прочим. И ещё одно. Необычным это назвать нельзя, просто интересный факт. Во всей Иматре мы не нашли вывески, которая дублировалась бы по-русски. Везде только финский, шведский, либо английский. Везде по-английски – «Заходите пожалуйста!», «Будьте как дома!», «Сегодня для Вас скидки!». И только у парапета, огораживающего обрыв в каменный сад Вуокси, – надпись на чистом русском языке: «Перелезать через ограждение запрещено!». Поневоле проникаешься гордостью за наших соотечественников! Ведь перелезают же, не лохи же какие-нибудь!

Рисунок 43

На противоположной стороне ущелья вскорости обнаружилось этому реальное подтверждение. На самом краю обрыва стоял грибок-беседка для наблюдения за движением скальных плит, отгороженный от обрыва и от парка двумя железными оградами. Чтобы всякие досужие туристы не лазали, куда не надо. И на скамеечке этого грибка стояли пустые бутылки из-под пива, а на подножии крупно было выведено – «Здесь был Вася»!

Рисунок 44

Мы гуляли по парку, особенно далеко не углубляясь в дебри, но всё же натыкаясь на интересные находки. Например – необычный фонтан, носивший название – Imatran Impi. Каменная девушка, лежащая в воде, и поток воды, каскадом низвергающийся с высоты, примерно, два метра.

Не Петергоф, само собой, но было в нём что-то, что мы поняли очень не сразу. Я поначалу перевёл это название как Иматранская нимфа, или русалка. Финское слово имп уже довольно прочно вошло в наш обиход, благодаря фентези и MMORPG, и означает некое сказочное существо, человекообразное, сродни лешему или гному. Но в устах финна импи - это не просто лесное (пещерное) пугало, это и вправду русалка – душа утопленницы. Вся соль в том, что тот самый мост на дороге Иматранкоскентие, на котором мы вели фотосъёмку, издавна известен как место частых самоубийств. И в основном, эти самоубийцы – девушки, бросавшиеся в бурный поток Вуокси.

Рисунок 45 Рисунок 46

Но в тот момент мы и не догадывались о печальном значении водопада, поэтому, сфотографировавшись, пошли дальше. Мы зашли под мост в том месте, где должен был пробегать бурный поток... Потоптались по мосту через сухое русло...

Рисунок 47


Нашли какую-то странную выемку в скале, похоже, проточенную ветром и водой. Пошатались по лесу, ничего более не нашли (плохо искали, между прочим!) и вернулись в город – пошататься там.

Что необычное может быть в обычном доме? Обычной этакой четырёхэтажной хрущобе? В России-матушке, какой город ни возьми, всё, что построено, начиная с хрущёвских времён, и по сию пору – хрущобы. Всё равно, сколько в них этажей, – пять или двадцать пять. Грязные обкуренные лестницы, обшарпанные стены. А если дом не очень старый, значит, старательно изрисованный подрастающим поколением будущих Малевичей и Шагалов.

Найти обычный жилой дом, не утыканный по первому этажу магазинами, в Иматре нам удалось не сразу. Мы старательно уходили дальше и дальше от центра, пока не наткнулись на серенький многоквартирный дом, вившийся уступами, как это принято и у нас, вдоль улицы метров на пятьдесят. Такая типичная четырёхэтажка, сродни нашим домам пятидесятых годов рождения.

Рисунок 48

Снаружи дом выглядел неестественно опрятным и до омерзения чистым. Я шел, надеясь увидеть что угодно - ломаную кнопку звонка или окурки, разбросанные на ступеньках. Хоть одно финское слово из трёх букв на стене подъезда! Хоть бы клочок ваты, торчащий из-под старенького дермантина на дверях! Это меня немедленно бы успокоило. Мне бы перестало казаться, что я сошёл с ума и нахожусь в каких-то собственных розовых грёзах. И не боялся бы очнуться в окружении врачей, в палате обитой мягким войлоком. Но все мои надежды были тщетны. Вот этот дом на фотографии.

Ну, скажите на милость, ну что здесь можно найти своего – родного?!! Разве что любимый серый мышиный цвет!
ЧИСТЫЕ, не залапанные стёкла на дверях! Кошмар! Никакого мусора или даже переполненных вонючих урн! Прямо противно! Никаких консервных банок под окурки на перилах лестниц! Не гигиенично! Никаких тряпок и, пардон, «тампаксов» на газоне под окнами! Просто жуть! Кучи цветов в ящичках! Тьфу! Причем цветы даже никто не ворует, хотя стоят они открыто прямо на улицах! С тоской вспомнилась трогательная надпись на стене одного НАШЕГО подъезда, в котором сиротливо стоял горшок с геранью «Убедительная просьба, цветы не уносить»! Это, видимо, была попытка сбагрить кому-нибудь герань. Нам оставалось только быстренько сфотографироваться и бежать из этого рассадника чистоты и порядка.

Наконец, вспомнив, что нас ждут магазины Лаппиенранты (всё-таки торговый город! Не может быть, чтобы уж ВСЕ магазины были закрыты), мы отыскали Нивку и покатили дальше, на запад.

Заметки на полях.

Как же иногда хочется, чтобы каждый Мерседес – Бенц!

Как говорил великий сатирик Аркадий Райкин: «Да простят меня женщины, речь пойдёт о машинах». И о финских машинах в первую очередь. Финн и auto – это любовь и порядок. И порядок этот не зависит от того - древний ли это автомобиль или абсолютно новый. Что же касается любви, говорят, что финны любят старые машины. На мой взгляд, это немного неправильно. Финны ценят старые машины! И не в последнюю очередь из–за такого правила - чем старее autoa, тем меньше на неё государственный налог. Вот поэтому машины у финнов ездят и по сорок лет.

Мы ещё только въезжая на КПП Брусничное увидели по соседству вот такое вот чудо-юдо. Может быть, не совсем такую модель, но очень похожую, которой управлял дедок с бородой до пояса. Многие финны из тех, кто живёт в приграничье, частенько ездят к нам – заправить бак. Ещё бы им к нам не стремиться с такой благородной целью! У них литр 95 бензинчика стоит ПОЛТОРА ЕВРО! Это, пардон, около пятидесяти рублей! Фигасё, как говорят англичане! Поэтому и курсируют частенько через границу и обратно auto с ёмкими баками.

В целом же, наверное, у каждого финна есть машина. А-то и не одна. И для поездки на работу и для выезда на пленэр. Среди машин, предназначенных для отдыха, частенько попадаются довольно экзотические и дорогие, поскольку среди любителей «просто покататься», не только шестнадцатилетние юнцы.

В Лаппеенранте мы стали свидетелями подобных покатушек, – пока мы сидели за столиком МакДональдса, один старенький ростер проехал мимо нас по дороге раз пять! Финн катал свою финку. А поскольку Лаппи - город небольшой, то и ездить ему приходилось кругами мелкой нарезки. Но несомненно, сидящие в машине получали искреннее удовольствие от процесса.

Часто в коттеджных посёлках можно видеть такую картину: стоят у дома три-четыре тачки самого разного возраста, – от какого-нибудь старенького Форда, вросшего в землю по кардан, до среднего возраста Тойоты или даже новенькой, с иголочки, Субару. Встречаются и модные у нас машины-чемоданы представительского класса европейских марок, но крайне редко. Ездить местные всё же предпочитают на машинах среднего класса 90-х годов. На дорогах эти машины доминируют. Большинство – в очень хорошем состоянии. Даже более старые машины, которые бы у нас сгнили в течение двадцати лет в труху, там бодры и веселы! Настроены и надраены! В основном, конечно, за счёт того, что в Суоми никогда не посыпают дороги солью. Только смесью с гранитной крошкой. Это дороже, но разумнее. Пусть гранит не расплавляет снег в кашу, но и не портит лако-красочный слой кузова. Колёсам есть за что зацепиться на дороге, но и есть опасность, что слой крошки обледенеет. Поэтому зимой езда без шипов там строго запрещена.

Ещё одним дорожным откровением стала старенькая 99-я пожарного цвета. Эта машина попала в Финляндию, видимо, в середине 90-х годов и добросовестно своё отслужила. Краска на кузове выглядела матовой, как и положено российским машинам эпохи тотального надувательства. Не сомневаюсь, что у владельца это была не единственная машина в конюшне. Мало кто из иностранцев покупает российский автомобиль, не подстраховываясь в паддоках Хонды или Пежо.

Раз уж Суоми не производит своих легковых автомобилей, то она во всю ширь развивает дилерские сети. Каких только тачек не встретишь в автосалонах! Вот наглядный пример – http://www.auto.fi/. А если кликнуть на ссылку Tarjousautot, можно посмотреть ценники на подержанные авто. Чаще всего, нормального русского эти ценники вгоняют в ступор – свеженькие, двух-трёхлетние тачки стоят нехило, но бывает, что машинка-десятилетка стоит чуть ли не в два раза ниже, чем на отечественном авторынке. И это притом, что целость и сохранность машины в десятки раз выше!

Чего ещё интересного мы повстречали на асфальте Суоми? Очень мало джипов и пикапов! Эта прожорливая стая не популярна в стране с заряженным ценником на бензин. Ну, и на грузовики мы полюбоваться не смогли по той причине, что все они отдыхали в своих конюшнях. Зато по дороге в Лаппиенранту увидели настоящий Соболь! Не знаю, русская это была машина или финская, но под ЕВРО-2 этот микроавтобус вроде бы никак не подпадает. Каким чудом ему удалось проскочить через границу, загадка! Хотя, может быть, финские таможенники в глаза Соболя до этого не видели? А может быть, штраф за нарушение экологии хозяина не испугал.

Кстати о штрафах. В Суоми нет стандартных штрафов для всех. Нарушивший правила, обычно попадает «на счётчик». Образно выражаясь, конечно. Для начисления штрафа используется некая система под названием Сакколаскури ( Sakkolaskuri ). Это калькулятор, который начисляет штраф, исходя из вашего дохода. Что это такое – можно посмотреть здесь – http://www.poliisi.fi/poliisi/lp/home.nsf/pages/346EC1B6650EA748C2256BB5003FD54C . Как пользоваться этим калькулятором, я почерпнул на сайте finnish.ru. Если кому интересно попрактиковаться на всякий случай, вот ссылка на подробную информацию: http://finnish.ru/suomi/auto/sakkolaskuri.php.

Рисунок 49

А вообще-то, минимальный штраф в 115 евро за превышение скорости заставит любого русского скрупулезно соблюдать скоростной режим. Хоть в Финляндии его и можно превысить за городом на 15- 20 км/ч безнаказанно. Правда, не перед объективом фотокамер, которые обычно видны издалека. Очень медленно ехать то же не стоит. Это так же считается ошибкой. Но как тут не ошибаться, когда видишь на дороге такое –

Это ещё ничего вариант – на базе Форд Транзит. Хоть он и умеет ездить со скоростью 200 км/ч., но внушает меньший страх, чем такое же чудо на базе Хаммера.

Тем не менее, на финских дорогах полно (относительно) машин с русскими номерами. Даже в такой день, когда в Суоми не работал ни один магазин и почти ни один финн, каждая десятая машина имела на гос.знаке либо 78-й, либо 98-й регион. Русские целенаправленно куда-то пёрли, наверное, как и мы - осваивать страну чудес!

Много-ли, мало-ли было русских на финских дорогах, обычное состояние автострад – «тишь да гладь»! Вот откуда, оказывается, родилась эта пословица! Из Финляндии! Дороги до того гладкие, что даже Нивка с её штатными амортизаторами совсем не чувствовала никакой тряски, плывя по асфальту, как Кадиллак. Досужие люди длиннобазную Ниву называют «крокодил» или сокращённо – «крок». Тогда у нас и родилось для неё название – Крокодиллак!

А уж про тишь финских дорог можно и не рассказывать, – каждый может посмотреть и убедиться! Как известно, на всех финских дорогах установлены в разных местах полицейские камеры – Kelikamerat. Снимки с этих самых фотокамер можно вживую посмотреть в Интернете: Нужно только кликнуть по этой ссылке, и сайт дорожной полиции к вашим услугам! – http://alk.tiehallinto.fi/alk/frames/kelikamerat-frame.html. Через каждые пятнадцать минут камера делает снимок и выставляет его на всеобщее обозрение. Пограничные пункты видны по ссылкам –
Vt 7 Vaalimaa, rekkaparkki - Торфяновка,
Vt 13 Nuijamaa – Брусничное.
Остальное – приятное дополнение для того, кто хоть раз колесил по этим самым дорогам. Колесили по дороге и мы, приближаясь к городу образцового шопинга – Лаппеенранте!

Глава пятая, распоследняя. Лаппи, Серена и магазин.

Тени деревьев начали выползать на дорогу, и солнечный свет стал из раскалено-белого слегка желтоватым. Всё говорило о том, что вечер уже наступил, когда на краю шоссе номер 6 появился знак, на котором было написано – «До Лаппееранте – 2 км»! Стрелка на знаке, недвусмысленно указывала направо.

Езда с постоянной, монотонной скоростью всё-таки здорово усыпляет. А может быть, мы уже настолько привыкли к абсолютному душевному спокойствию и безопасности, что расслабились настолько, насколько в России нельзя расслабиться даже в собственной квартире! Поэтому знак на обочине вырос для нас как бы из ниоткуда. Через минуту, после того как знак скрылся из вида, мы посмотрели друг на друга:
- Что это было, Rommaa?
- Это был знак свыше, Dimmaa…
- Lappeenranta направво?
- Да, два киломметрраа.
…пауза……………………..
- А? Что!? Блин! Проскочили!!!

Затуманенные, размякшие от покоя и безопасности мозги, подрастеряв в Финляндии свои синапсы, отвечающие на Родине за реакцию на пропущенный поворот (Помните? Визг тормозов, судорожный рывок направо, из крайнего левого ряда, наперерез всему потоку, под многоголосый рёв автомобильных гудков…), в данной ситуации начисто отказали! Разворачиваться было негде, да и следующая мысль, пришедшая нам в головы, была успокоительной и чисто финской: «Не надо так сильно нервничать, Лаппеенранта большой город, будут туда ещё повороты!».

Однако, следующий поворот направо не особо откровенничал, куда же ведёт эта дорога. Опять на придорожных знаках стали попадаться названия, ничего нам не говорящие. Я после блужданий по Иматре уже и не смотрел в карту, пытаясь сориентироваться только по звёздам и собственным ощущениям. И хотя звёзд на небе не было, по причине ясной солнечной погоды, покрутив по улицам, мы всё-таки поняли, что не зная того, ездим уже по Лаппеенранте.

Вот справа показались рельсы железной дороги. На рельсах – обшарпанные и грязные цементные вагоны с Родины-матушки! Вот заправка NESTE, наверное, единственная работающая сеть заправок во всей Финляндии в праздничный день. И на заправке – открытые двери в тамошний магазин. Ну, слава Богу, значит, работает что-то в Лаппеенранте! Но, чем дальше мы крутили по городу, тем больше впадали в уныние. Кое-что на самом деле было открыто: плюс к заправке Несте – ларёк с пивом, конфетами и эротическими журналами, железнодорожный вокзал и МакДональдс. И…ВСЁ!!!!

Может быть, конечно, было что-то ещё, но искать смысла уже не было. И мы решили пойти по пути наименьшего сопротивления. То есть в МакДональдс. Как всегда, блеснуть знаниями финского языка пришлось мне. Для разминки нам нужны были пара БигМаков и большая кола. Одна. Как сказать «Большая Кола»? Как сказать «БигМак» по-фински? Финское название этого бутерброда мне удалось найти в меню. Сразу стало ясно, что мне это слово-паровоз не только не произнести, но и не прочитать, как следует! Поэтому я решил пустить дело на самотёк, ограничившись сознанием того, что БигМак – он и в Африке БигМак! Сообщить девушке-продавцу про Большую Колу казалось проще, – я слышал раньше из аудио-разговорника, что прилагательное «большой» по-фински – «исо суори».

Небольшая очередь из двух человек благополучно рассосалась, и я смело начал:«Какси БигМак, киитос. Юкси кола…» и вдруг понял, что не знаю, правильно ли скажу дальнейшее! Как правильно? Почему именно «исо суори»? Почему это два слова, а не одно? Может, это не слово, а выражение, которое необходимо употреблять только в контексте? Может быть, сказав: «кола исо суори» я ругательски обругаю и колу, и бедную девушку? До этого момента мне такие нюансы и в голову не приходили! Покраснев, как рак, под знаком которого родился, я всё-таки выдавил из себя заключительный пассаж: «…кола исо суори…»!

Если честно, то доброта и доготерпение финнов не знают границ. Девушка думала чуть дольше, чем мужчина на заправке (девушке положено!), но всё-таки улыбнулась и поправила меня: «ИсоКола»! Проблема была решена! Отдуваясь, как сумоист после схватки, я сидел за столиком и ждал, когда же нам принесут желаемое.

Пока я наслаждался покоем, Димка весь испереживался по поводу того, что поднос-то нам дали, даже исоКолы налили, только вот специального маячка, в виде летающей тарелки, начинающего мигать при готовности заказа, на подносе не оказалось. «Пойди – спроси, почему нам маячка не дали!», через две минуты: «Про нас забыли уже! Пойди, спроси, почему нам маячка не дали!», ещё через две минуты: «Ну, воощще, всех уже обслужили, кто за нами стоял, а нам – фиг!», ещё через две минуты: «Я ща всё тут разнесу за свои полтора евро!»

Не знаю, чем бы дело кончилось, и кто кому чего разнёс, но как раз ещё через пять секунд девушка-продавец сама лично принесла к нашему столику второй поднос с вожделенными Маками! И услышав моё непременное «Киитос пальон!», расплылась в улыбке.

Забрав подносы и выйдя на улицу, чтобы более не смущать финнов своим «чиста фенским», мы сели за уличный столик и там-то и произошла встреча с парой воробьев, о которых я писал ранее, в результате каковой воробьи остались сытыми, а мы голодными.

За соседними столиками сидел немногочисленный народ, причём около нас кушали две финки очень приятной наружности. Будь мой финский чуть богаче, чем способность выдавить из себя «Киитос», или английский не на уровне интернет-технического со словарём, я с удовольствием размялся бы, хоть для разнообразия, что ли.

Но мозги таяли. На душе было абсолютнейшее спокойствие, сродни спокойствию скалы. Потому идея флирта угасла, даже не проклюнувшись как следует. У нас было время. У нас была возможность. Требовалась ещё конкретная цель. Наш шопинг накрылся бородой Ивана Купалы, и лично у меня не было дальнейших планов. У Димки же зрела идея, грозившая переродиться в идею-фикс. Хоть и был уже поздний вечер, но ему загорелось найти в Лаппеенранте знаменитый аквапарк «Серена»!

Мы бросили машину у МакДональдса и пошли пешком гулять по городу, оказавшемуся сравнительно небольшим. Отошли на двести метров, как вдруг вспомнили, что забыли карту. Димка вернулся за картой, причём его отсутствие показалось мне долгим до такой степени, что оно чуть не пошатнуло моё душевное равновесие. Когда он вернулся и мы прошли ещё сто метров, вспомнили, что забыли фотоаппарат.

Плюнули и пошли дальше. Мимо кладбища, мимо открытого ларька с пивом, детскими игрушками и порнухой. Мимо закрытых магазинов и строящихся домов.

Кстати, о домах. В городе Лаппеенранте дома, в основном, четырёх, пяти и шестиэтажные. Пятиэтажные точки, четырёхэтажные гостиницы, шестиэтажные современные дома. Мы понаблюдали за строящимся жилым домом и решили, что такой вариант строительства пригодился бы и у нас. Стальная конструкция держала стены из достаточно тонкого пенобетона, а внутри на стенах лежал толстючий слой пенопласта! Вот уж точно – бункергитлера! Никакой мороз не страшен! Пенопласт достаточно нейтрален к химическому воздействию и не токсичен, как пластик. Единственный его недостаток - недостаточная прочность, который устраняется поверхностной обработкой. В общем, думаю, у финнов всё это отработано на высшем уровне!

Итак, мы гуляли, особо ни о чём не думая, мусоля какие-то нейтральные темы и одновременно занимаясь поисками аквапарка Серена. Ничего, даже отдалённо напоминающего бассейн, не находилось! Но мы не падали духом и надеялись найти сведения об аквапарке на информационных стендах, которых в городе насчитывалось всего два – у большой парковки на улице Mutkak и на железнодорожном вокзале.

Мы старательно обошли Mutkak и все прилегающие улицы, но кроме карты города с указанием, что стенд где-то рядом, ничего не нашли. Далее побрели на железнодорожный вокзал, но помещение кассового зала, где находился стенд, оказалось перегорожено металлической решеткой. Сам вокзал создавал впечатление чего-то ненастоящего. Маленького и игрушечного, как Детская Железная Дорога в Питере. Узкие колеи, платформы, еле-еле возвышающиеся над рельсами, и очень быстрые поезда в два вагона. У нас появилась идея, – в следующий раз отправится в Хельсинки на поезде, кинув машину в Лаппеенранте. И быстрее и приятнее! И один из нас не будет, сидя за рулём, пропускать что-либо интересное. Единственное, что огорчало – это расписание финских поездов. Как мы поняли, от Лаппеенранты поезда отходили в каждом направлении всего два-четыре раза в сутки. А пока:

  • Мы обнаружили на перроне, на скамеечке пьяного в хламину спящего финна.
  • Мы нашли на стоянке у вокзала кучу велосипедов, а среди них и велосипеды с двумя передними колёсами!
  • Мы истоптали все газоны в окрестности; перестали ждать зелёного сигнала светофора, чтобы перейти пустую улицу; встретили местную даму с собачкой (единственную на весь город!), но аквапарка Серена так и не нашли! Как будто его волной смыло!

Только по приезде домой нам популярно объяснили, что искали мы немного не там, где надо было! Искали восточнее, километров этак на двести пятьдесят! Дело в том, что знаменитый аквапарк «Серена» (Serena) расположен на целых двадцать километров западнее города Хельсинки – столицы Суоми, до которой от Лаппеенранты пилить и пилить!

Но в тот момент мы решили, что раз уж аквапарк нам не найти методами дедукции, то значит, он в следующий раз найдётся сам методом «от противного». То есть мы просто не будем его искать там, где уже искали. Успокоенные этими соображениями, а так же тем, что уже было около девяти часов вчера, мы быстренько вернулись к машине и поехали поколесить по городу на прощание и нащёлкать хоть пару снимков. Вот они. Не могу ничего сказать про качество снимков, поскольку делались они чуть ли не из автомобильного окна.

Этакий перекрёсток есть и в Мазараше на каждом углу. Финская автомобильная пробка – целых три машины у светофора! Домик в центре города отделённый от обрыва забором. Точечный домик на углу Kauppakatu.Мост над дорогой Lappeenkatu. И, наконец, прощальный снимок. Нивка и я на фоне закрытого магазина Интерспорт. Магазин, конечно, попался в наш кадр случайно.

 

 

 

Нафотографировавшись, мы сели в Нивку и покатили домой. Через заправку Neste, ту, где мы видели работающий магазин. Наш приезд туда ознаменовался событием, которое нас потрясло! Видимо, не мы одни были раздосадованы отсутствием работающих магазинов. Некий финн, метра два ростом, метра два в обхвате и метра два в поперечнике, разозлённый долгими поисками праздничной пиццы, зарулил к магазину с такой бешеной скоростью, что нас вместе с Нивкой чуть ветром не сдуло!

Вылетев, как бомба, из машины и хлопнув дверцей так, что у старенького Форда чуть не вылетели стёкла, финн ворвался в магазин, как разъярённый лось! Как вы думаете, чем всё закончилось? Как у нас принято – скандалом с продавщицей? Дракой в подсобке? Разбитой витриной? Как бы не так! Влетев в магазин, суомист успокоился, как по волшебству, и стал выбирать себе пиццу! Можно дать волю эмоциям, но эта воля не должна никоим образом задевать волю стоящих рядом людей! В Финляндии это закон и это здорово!

Но пока что мы, слегка оглушённые хлопком автомобильной двери, направились в магазин. Это был почти единственный оазис торговли в стране закрытых магазинов! Полки, как нам показалось, ломились от товаров! Мы с упоением занимались шопингом битый час! Сыр и растворимый кофе, который пахнет, как ни странно, именно кофе, а не жжёным ячменём. Зубная паста и шампунь, от которых не выпадают волосы и не крошатся зубы, в отличие от российских аналогов. Горбуша в вакууме, которая оказалась солёной именно в той степени, которой хвасталась этикетка. Автомобильные ёлочки, пахнущие свежестью, а не помойкой. И наконец, кола с этикетками траурного чёрного цвета, не встречавшаяся ранее среди родных осин. А под конец я осмелел и положил в корзинку знак FIN, который позже налепил Нивке на корму, типа, – знай наших! В нарушение политических договорённостей между нашими странами, но из чистой любви к Финляндии! Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается, пора было заканчивать и нам. Разговора с пожилой финкой, заведующей магазином, не получилось только из-за того, что слов и не требовалось. Поскольку магазин был «самообсуживания», нам оставалось только выложить продукты на транспортёрную ленту, рассчитаться и сказать «Киитос пальон!», получив взамен ещё одну добрую, хорошую улыбку.

Ну-с, впереди Pietari!

  • ВИДЕО 1 Вот кадры нетленки из семейного архива.
  • ВИДЕО 2 Это уже поближе к границе.
  • ВИДЕО 3 Это уже в пяти километрах от границы.
  • ВИДЕО 4 А вот видео про то, как мы искали бензин, который кинули в кусты в начале всей истории.
  • ВИДЕО 5 А вот и город трёх революций – Санкт Петербург.

Послесловие.

Наверняка, вдумчивый читатель воскликнет: «Ну и съездили, называется! Да что же это за удовольствие такое!? Галопом по Европам! Почти ничего толком не видели, ничего существенного не купили! Разве ж можно было ехать такими неподготовленными? Ехать наобум, не просчитав маршрут, не узнав, где, что можно посмотреть!»

Да, действительно, скрупулезно составленный план или услуги турфирм дают в разы больше ценной информации. Дают шикарный ночлег, вкусную пищу и бойкого всезнающего гида. Но взамен отбирают нечто более существенное - свободное, ничем не замутненное, чистое восприятие страны и народа, её населяющего. Лишают сюрпризов и неожиданностей, когда за каждым поворотом тебя ждёт открытие, которому позавидовал бы Колумб! Да, нам не всегда везло, нам не досталось многого из того, чем славится Суоми, но зато мы сделали колоссальный задел на будущее, и в следующий раз поедем, уже имея конкретную, хорошо просчитанную цель.

Каждому из тех, кто выезжает за рубеж, как слепцу из притчи, удается нащупать свою часть слона. Кому хобот, кому ногу, кому ухо, а кому и хвост. Нам же досталось самое сердце Суоми, её душа, её характер. Суоми – страны спокойствия, на прочих языках называемой - Финляндия.

 

Конец

на главную   часть 1

На Ваше обозрение представила Leona